mawerick: (Default)

Ты начинаешь забывать человека, когда перестаешь искать его в толпе. Эни перестала вспоминать разные мелочи их встреч, раскидав их по уголкам своей памяти. И только редкий прохожий из толпы, чем-то похожий на Майкла, вызывал у нее дрожь и следом желание забыть еще сильнее. Но сильнее забыть нельзя. Иногда она спрашивала себя, что же это было, жажда новых эмоций и впечатлений, способных прогнать повседневную скуку или любовь. И не хотела найти ответа на этот вопрос. В ее мыслях он прожил дольше, чем рядом с ней. Все чаще она думала о том, что Майкл просто принадлежал к породе донжуанов, которые своими победами пытаются заглушить страх бессилия. Для них «быть сильными» означает причинять страдание.
Эни вошла в кинозал, приглушенные разговоры в полупустом зале, ожидание, когда погаснет свет и пойдут первые кадры на экране.
- Будьте, пожалуйста, аккуратней, - услышала она знакомый голос.
- Продолжать искать в метро и на улицах, и случайно встретится в кино, - подумала Эни, садясь на свое место. Мы встречаемся с человеком тогда, когда меньше всего ждем этого, не успевая придумать длинное вступительное слово или надеть на себя маску безразличия. В слух же она не произнесла ни слова.
Погас свет. Она видела сидящий перед ней темный силуэт, человека которого она почти не знала.
Вы не замечали, что в кинозале все выглядят одинаковыми. Темные силуэты голов, выделяющиеся в темноте.
Чтобы постоянно не смотреть на темный силуэт перед ней, Эни внимательно смотрела, что происходит на экране, стараясь замечать каждую мелочь. Все проходило мимо.
Когда прошло больше половины фильма, Майкл встал и вышел из зала.
- Вот так же он выходил и из моей жизни, не дождавшись конца, - подумала Эни, смотря на удаляющийся темный силуэт. На экране продолжался идти фильм, но для нее уже давно пошли титры.
mawerick: (Default)

Эни смотрела на свое отражение в мутной воде. Темное пятно. Ветер, забирался под одежду. Ей было холодно, но уходить ей не хотелось. Она хотелось ощущать этот холод, чем то, что было внутри нее.
Эни чувствовала, что чем больше разжигает огонь в себе, разжигает свою любовь, подкидывая снова и снова, свои желания, свою веру, свои чувства в это пламя, тем больше она испытывала болезненного холода, который заполнял ее всю. Тепло уходило. Эни замерзала.
Она вглядывалась в свое отражения, пытаясь увидеть себя прежнюю. Темное пятно. Отстранившись от перил, она быстро направилась к магазину.
- Заверните, пожалуйста, - протянула Эни коробку, - Нет, бантика не надо.
- Вы хотите такую темную бумагу? – переспросила девушка.
- Да, - решительно произнесла она, - У меня похороны, - девушка удивленно на нее посмотрела, но больше не задавала вопросов, молча, завернула коробку.

«У меня для тебя есть подарок», - написана она Майклу, - «Давай встретимся».
Эни сидела за столиком, крепко сжимая пальцы рук.
- Привет, - Майкл сел напротив.
- Привет, - Эни инстинктивно отстранилась, чтобы Майкл не коснулся ее. А он и не собирался.
- Это тебе, - она протянула ему коробку.
- Опять что-то очень нужное? – усмехнулся Майкл, не скрывая раздражения.
- Опять что-то от души, - грустно произнесла Эни, почувствовав эти нотки в его голосе, - Открывай.
Майкл разорвал упаковку и открыл коробку.
- Мне кажется, я не похож на девочку, - пытаясь, усмехнутся, произнес он, доставая из коробки куклу. К ее рукам были привязаны веревочки, которые соединялись на палке.
- Это не просто кукла, - не обращая внимания на его раздражение, произнесла она.
- Да, вижу. Она театральная. Как думаешь, у меня получится ею управлять? - Майкл пытался все перевезти в шутку.
- У тебя это неплохо получается, - она смотрела на него, задавая себе молчаливый вопрос, - Что чувствует к этому человеку? - Это я.
Он удивленно смотрел на нее и молчал.
- Да! Я твоя кукла, с привязанными к рукам и ногам веревочками.
- Ты говоришь ерунду, - возмутился он. Майкл злился.
- Отчего же, - в глазах Эни стояли слезы, она сжала зубы, чтобы не расплакаться, - А мне кажется, все так и есть.
- Ты не в себе. Я пойду, - Майкл поднялся.
- Постой, - Эни вытащила из сумки ножницы.
Майкл отпрянул.
- Вот так будет правильно, - Эни схватила веревки, соединяющие куклу и деревяшку, и стала их резать.
- Прекрати, - повысил на нее голос Майкл, - Прекрати сейчас же.
- Так правильно, - повторила Эни и, держа в руках палку с растерзанными веревками, торчащими в разные стороны, выбежала на улицу.
mawerick: (Default)

Если сложить все часы, проведенные вместе, у них бы получилось меньше месяца. Эни складывала, собирала все эти часы, дни, встречи, как будто шила лоскутное одеяло, в которое она куталась, прячась от действительности.
Иногда они забывали, что были сильно взрослыми, сильно правильными, и начинали делать глупости. Сбегали из театра со второго акта, пили пиво из горла в подворотне, и гуляли по ночному городу, забыв про всех остальных. В такие минуты мир был только для них. Они были эгоистами. Были разговоры, споры, и долгое молчание.
Вырвавшись на свободы из домишек с низкими потолками, из своей скорлупы, условностей, они стояли на мосту. И только тут, между небом и водой просветляется воздух, и в отражении мутной воды видны звезды. Вечерний ветерок доносит аромат ночного города. Днем на мосту толпа народу, идут из одной части города в другую. По улицам медленно шагаешь, заглядывая в витрины, а по мосту пробегаешь. Только вечером или даже ночью, хочется стоять на мосту, чувствовать прохладу воды, и совсем не хочется спускаться на землю, на асфальтовые улицы. Опоры тонут в воде, зато сам мост как будто светится. Меркнет, превращаясь из коричневой в черно-стальную река. По ней прокатываются глубокие, как бороды на пашне складки. Иногда вдруг всплеск – сердитый выкрик реки.
Эни разглядывает их отражение воде.
- Я ревную к твоему чулку, - Майкл погладил ее ногу под платьем, - Он обнимает твою ногу, я так не могу, - он поцеловал ее мочку ухо. Она вздрогнула от нежности и выгнулась, как кошка. Ей хочется прильнуть к нему еще сильнее.
- А я ревную к твоим часам, - Эни погладила ремешок его часов, - Они всегда с тобой, а я нет.
Их отражение в воде казалось единым целым, - темным пятном.
- Ты мне изменяешь с другим мужчиной, - резко произнес Майкл, чуть оттолкнув ее от себя.
- Нет!
- Страсть может существовать только с ревностью, - он снова притянул ее к себе, - Ревность закончится и страсть уйдет вместе с ней.
- Это делает тебя счастливым? – Эни продолжала смотреть на воду и на их отражение.
- Ты делаешь меня счастливым, - Майкл поцеловал ее в шею, и тут же развернул ее к себе. Их губы встретились.
- Я боюсь тебя, - после недолго молчания заговорил снова он.
- Боишься?
- Я боюсь, что поддамся тебе.
- Я не могу без тебя, - Эни прижалась к нему, вдыхая такой любимый запах.
- Сможешь. Ты покупаешь другую банку кофе, вместо своей любимой и привыкаешь к ней.
- Майкл, - только и смогла произнести она возмущенно, - Ну зачем ты так.
- Кто-то из нас двоих должен говорить правду.
- Мне не нужна такая правда, - она потянула его за руку.
- Мне тоже она сейчас не нужна, - они шли по набережной, смотря, как город отражается в реке, - Правда нужна нам будет утром, - добавил он.
Эни останавливается и снова смотрит на их отражение в воде.
- Хочешь еще побыть тут? – спросил Майкл ее.
- Да. Мост это дорога в рай.
Еще один вечер, еще одно мгновение, проведенное вместе, которое Эни пришьет к ее лоскутному одеялу.
mawerick: (Default)

В любом городе через пару дней обязательно появляются любимые места, куда хочется возвращаться. Это может быть скамейка, пруд, вид на дом, или какой-нибудь магазинчик.
Какие-то места связны с людьми, а какие-то принадлежат только тебе.
Эни зашла в собор. Сегодня давали концентр скрипки и органа. Она часто стала ходить в это место, толи из-за музыки, толи из-за витражей, которыми она любовалась каждый раз, толи из-за того как садилось солнце, освещая по-особому угол собора. Линии идущие вниз печальны. Толи она пыталась достучаться до себя или сказать что-то кому то.
Деревянные скамейки поскрипывали, когда на них усаживались люди. Вокруг стоял легкий гул, от приглушенных голосов и стук каблуков, о каменный пол.
Эни села напротив витражей и стала разглядывать входящих и сидящих людей.
Старик шел медленно, опираясь на полочку. Он был очень худой, и высокий. Длинные крючковатые пальцы. Угрюмые черты лица, бледные до синевы, они напоминали скучный песчаный берег, когда океан, отхлынувший далеко- далеко, утомляет одним и тем же отблеском.
Старик был красив. Даже сейчас в своей сморщенности и угрюмости.
Он сел, опустив плечи, выпрямив спину, вытянув одну ногу в перед, чтобы его тело, подобно платку, чуть колыхалось вокруг незримого наклонного стержня, на котором оно держалось. А в этой позе, обхватив ноги руками, он был скорее похож на скомканую салфетку, оставленную после обеда.
Глаза их встретились. И Эни невольно качнула головой, как бы приветствуя его, хотя они и не были знакомы.
Во время всего концерта, она чувствовала на себе взгляд старика, но не решалась посмотреть в его сторону.

- Давайте прогуляемся, - услышала она голос за спиной, выйдя из собора, - Вы не против.
- Не против, - даже не оборачиваясь Эни знала, что ее окликнул старик.
- Вы можете звать меня Арий, - представился он, осторожно беря ее руку и пожимая ее, не решаясь поднести к губам.
- Арий? – повторила она.
- Почему вас так удивляет мое имя? – старик чуть отстранился и снова переместил тяжесть своего худого тела на палочку.
- Извините, - Эни смутилась.
- Для вас что-то значит это имя? – старику было любопытно. Они продолжали стоять во дворе собора, держа друг друга за руку.
- Скорее для другого человека. Меня зовут Эни, - она пожала его сухую руку, - Куда вы хотите пойти?
Они вышли за ворота, и одновременно оглянулись, еще раз посмотреть на собор в лучах фонарей.
- Я наблюдал за вами во время концерта, уж простите старика, - он улыбнулся, на его лице появились тысячи мелких морщинок, - В вас просвечивает грусть, вы даже улыбаетесь, как-то тоскливо. Пожалуй, - продолжал рассуждать старик, - О детях скорее волнуются, и так не грустят, - он замолчал, - Так грустят о мужчинах, - его голос стал чуть нежнее.
Эни в первый раз оглядела его более внимательно, но тут, же отбросила свою догадку в сторону, как прочитанную и уже не нужную записку.
- А может, поговорим о погоде? – предложила она.
- Она же изменчива как женщина, - с легким пренебрежением заметил он, - Хотя вы правы, для такого разговора нужно создать настроение.
Они шли молча, без цели, создавая настроение, как он и предложил, по уже засыпающему городу. Она заглядывала в святящиеся окна, а он смотрел под ноги.
- Я немного устал, давайте присядем, - старик опустился на скамейку, - Так вы грустите о мужчине, - устроившись на скамейке, продолжил он.
Эни просто мотнула головой, что тут еще можно было сказать.
- Почему вы не найдете себе другого, чтобы не грустить?
- Знаете, - Эни смотря, как чуть покачиваются ветки рядом стоящего дерева, - Это похоже на выбор инструмента, скрипки. У каждого музыканта своя любимая скрипка и она единственная. С ней он учится, совершает ошибки, чувствует ее по-особому и даже если он иногда и играет на других инструментах, то потом всегда возвращается к той единственной. Вы же играете? – она повернулась к нему, - Ваши руки, они как у музыканта.
- Да, вы правы, - в чем именно была права Эни, он не уточнил, - А если совсем поменять инструмент? Научится играть на гитаре, например? – продолжал пытать ее он.
- Я не слышу звуков, ритма, не чувствую музыку, гармонию, только бренчание.
- Так почему же вы грустите?
- Бывает так, что тебе нельзя играть на инструменте, - она усмехнулась, - Скрипка чужая.
- А-а-а, - протянул старик, - Как всегда.
- Почему вы не попросите его сделать выбор?
- Потому что он выберет не меня, - чуть слышно произнесла Эни, теперь она опустила голову и разглядывала тени.
- Да, понимаю, - пытался ободрить ее старик, - Людям всегда трудно привыкнуть к новому месту своей любимой чашки, да и к новой чашке тоже, особенно мужчинам.
- Причем тут чашки, - возмутилась она.
- Люди привыкают жить, так как они живут, и решиться что-то поменять могут не все, - он похлопал ее по плечу, - Да почти никто не может решиться. Проще найти массу причин ничего не менять.
- Вот от этого и грустно, - она снова посмотрела на тени, от качающихся веток.
- А вы сами то готовы к изменениям?
- Пойдемте дальше? – Эни встала, так и не ответив на его вопрос.
- Да, пора уже, - старик поднялся, опираясь на трость и шаркая ногами, пошел рядом с ней.
mawerick: (Default)

Площадь торгового центра. Кто-то встречается, кто-то кого-то ждет.
Девушки на каблуках, в руках длинные тонкие сигареты – иллюзия, что всегда можешь бросить курить. Вокруг чувствуется запах ожидания. Но самый острый аромат, скорее духов, а не просто туалетной воды, это когда ты не знаешь, кто придет. Когда человек это просто несколько писем или сообщений в интернете.
Длинные распушенные волосы, брючный костюм, она выглядит, как примерный офисный или даже банковский работник. Строгость  в одежде,  граничащая с какой-то внутренней скукой.
Эни отворачивает от нее и продолжает  смотреть по сторонам.
Быстрые шаги, теплое пальто, букет длинных роз в руках. Он поправляет очки и набирает телефон. Ее телефон.
Эни  слышит  звонок за спиной.
Встреча. Подсмотреть момент первой встречи, что может быть интересней. Когда ты видишь всю правду, даже ту которую пытаются скрыть.
Она разочарована.  По ее накрашенному лицу, пробегает тень.
Он протягивает ей цветы. Эни  не слышит их разговоров, да ей это и не надо.
Они проходят мимо нее, он пытается быть галантным и обходит ее с другой стороны, чтобы не налетать на ее гламурную сумку.
Его ожидания оправдались, она же в следующий раз будет ждать другого. Такова жизнь, как говорят философы.
Людей вокруг становится больше.
Черная куртка, потертые джинсы и маленький букетик ярких цветов в руках.
Она видит его и бежит, раскинув руки. Он подхватывает ее и кружит, разгоняя людей вокруг. Ее полосатый шарф обматывает его. Долгий поцелуй и пусть весь мир подождет.
    Эни уходит с площади в кафе, сегодня ей некого ждать, Майкл был далеко.

   Майкл зашел в прокуренный бар, откуда была слышна музыка. Живая музыка, а не та трескотня, которая звучит из динамиков.
Он сел за столик рядом с музыкантами, которые просто играли в углу. Джаз. Майкл любил именно такой джаз, живой, который играли почти на ходу, импровизируя.

     Эни заказала кофе, и продолжила смотреть из окна, как люди встречаются.
- А  мы? – улыбнулась она сама себе, - Всему виной Апдайк. Хотя причем тут Апдайк.
Они встретились в кафе. Нет, это встреча не была случайно, они встречались по делу. Тогда у них еще были общие дела, на которых, в общем-то, настояла Эни в письме, а Майкл согласился.
Кафе. Конечно же, она помнила эта кафе, она помнила что пила, - это был Ирландский кофе, она помнила, где сидела, - маленький столик на двоих у окна и, конечно же, Майкл опаздывал.
На столе лежали бумаги, и лежала книга, которую Эни читала, посматривая в окно, не идет ли он.
- Девушки читают такие толстые книги? – спросил он ее. Эни подняла удивленные глаза, она просто его проглядела и пропустила, когда он вошел в кафе, зачитавшись.
- Конечно, читают, и не только такие, - улыбнулась она.
Разговор пошел не так и, конечно же, они не обсуждали работу, а просто говорили, говорили.
- У меня была замечательная история в Англии, - начал рассказывать Майкл.
- А это фильм ты смотрел? – спросила она его, толком, не замечая в какой момент, они перешли на «ты».
Майкл украдывал ее сердце по кусочкам.
А когда они расставались у метро и он поцеловал ее, пошел направо, а она спустилась в метро, ее душа как тень побежала за ним.

      Майкл заказал еще пива, уходить ему не хотелось, да он и не спешил. В бар спустился старик, и присел рядом с музыкантами. Трясущимися черными руками, он достал губную гармошку. Старик просто присоединился к их игре. Послышались аплодисменты. Он  играл виртуозно. Сыграв пару песен, он попросил у молодого парня саксофон. Прижав к пухлым негритянским губам мундштук, он заиграл.
Майкл закурил и, выпустив дым, поддавшись мелодии, вспомнил, как однажды они танцевали с Эни.
Полуподвальное помещение, красные скатерти, с прожженными дырками, они долго говорили по делу, еще дольше ругались, и он как обычно сказал ей, что больше не хочет ее видеть.
Играла музыка, которую  Майкл просил сделать потише.
- Пойдем, потанцуем, - Эни встала и протянула ему руку.
- Нет, - Майкл тоже встал, и они оказались посередине пустого кафе.
- Что же тогда играло? – пытался вспомнить Майкл, слушая игру старика.
Он помнил, как ее маленькое тельце, прижималось к нему, как он хотел ее, как он злился и понимал, что не хочет ее отпускать.

Первая встреча. Эни знала, что Майкл тоже помнит про Апдайка. Она расплатилась и вышла на улицу. Зимой быстро темнело, но выпавший за день снег, подсвечивал весь город, голубоватым светом. Снова пошел снег. Она улыбнулась. Снег это было еще одно воспоминание Майкла о Эни.

 Майкл расплатился и вернулся в гостиницу.
Кровать была огромная. Он лежал один и думал: Как  Эни, женщина, которую, по сути, он почти не знал,  заняла столько места на его кровати.
- А в жизни? – задал он себе вопрос, на который не хотел отвечать.

mawerick: (Default)

В кафе было пусто. Уже было поздно для обеда и рано для ужина.
Ей принесли уже третью чашку кофе. Эни ждала. Ей казалось, что время тянется слишком медленно. Две чашки кофе. Насколько быстро она могла их выпить?
Полчаса и еще одна чашка кофе.
Ей хотелось, чтобы он просто пришел, а когда было уже не так важно.
- Еще кофе? – официантка забрала чашку.
- Да, спасибо, - улыбнулась Эни
Зазвонил телефон.
- Где ты? – она сдерживала нетерпение.
- Уже бегу, - услышала она его голос.
Отключив телефон, она улыбнулась.

Майкл точно знал, что Эни сидит у окна, затем же самым столиком, как и год назад.
- Ты пришел! – глупо воскликнула она, ее глаза блестели.
- Конечно, пришел, - он впился в нее губами. Им было наплевать, что на них смотрят, они продолжали целоваться.
Официанты захихикали, глядя на эту парочку.
- Принесите нам шампанского и еды, - крикнул Майкл, не обращая внимания на хихиканье.
Официанты еще раз прыснули, переглянулись и, оторвавшись нехотя от барной стойки, пошли по своим делам. Одна принесла им меню, а другая пошла, открывать шампанское.
- Я вообще не люблю новый год, - продолжил рассуждать Майкл, произнося это, чтобы утешить ее, - Так можно отмечать начало месяца, недели.
- Давай отмечать начало каждого дня, - предложила Эни улыбаясь.
- Эни, мы сопьемся, - попытался отшутиться Майкл.
- А мы не будем пить, - хитро улыбается она, - Мы будем только, - она замолчала, к ним подошла официантка и забрала посуду, так и не услышав окончание фразы.
- Так что мы будем делать?
- Я принесла тебе подарок, - Эни перевела разговор.
- Я могу принести его домой? – Майкл побаивался больших подарков от Эни. Их появление, как-то надо было объяснить домашним.
- Можешь, - скрывая обиду, произнесла Эни, - Ты его возьмешь?
Она протянула ему сверток. Больше всего ей всегда нравилось смотреть, как он разворачивает подарки. Мужчины всегда остаются детьми, и Майкл был не исключением. Эни с улыбкой смотрела, как у него загорелись глаза и он начал неумело бороться с оберткой.
- Ну, зачем ты их всегда упаковываешь, - проворчал он, стараясь развернуть подарок.
- Чтобы увидеть, как ты его открываешь, - рассмеявшись, произнесла она.
- Ты сумасшедшая! – воскликнул он, развернув сверток.
- Ну, кто тебе еще будет делать такие странные подарки, - усмехнулась Эни.
- Действительно, никто, - с нежностью произнес он и, встав, поцеловал ее.

- Мне нравится твоя рубашка, - Эни ходила в его рубашке, которая казалась на ней огромной.
- Я тебе ее не оставлю, - усмехнулся Майкл, прижимая ее к себе, - Хватит с тебя и моих часов.
- Я очень хочу от тебя ребенка, - прошептала Эни, кладя ему голову на плечо, как делают маленькие дети, ища защиты.
Он отстранил ее от себя и посмотрел в ее глаза.
- Знаешь, - он замолчал, - Я тоже этого хочу.
Его слова были лучшим подарком для нее. Для нее начался новый год.
mawerick: (Default)

   

    На улице было темно, горели фонари. Люди выходили на улицу из театра, кутались в пальто, наматывали шарфы, вынимали из сумочек перчатки и длинные тени, которые всегда были нужного размера.  
- Как он играл! - слышались восторженные возгласы вокруг.
Они вышли, и Эни посмотрела на небо.
- Слишком светло, - грустно заметила она, продолжая держать его за руку, - Не видно звезд, - они, молча, шли к метро, - Пойдем, выпьем кофе? – предложила она, где-то внутри зная, что он откажется.
- Ты очень хочешь? – они остановились около кафе.
- Нет. Да, - она замолчала, - Ладно, пойдем, уже поздно.
Она стояла на эскалаторе на ступеньку выше и обнимала его, наслаждаясь последними минутами вечера.
- Мне хочется быть дежурным на эскалаторе, - смеясь, произнесла Эни, проходя мимо будки, где сидела девушка и читала книгу.
- А мне казалось, ты хочешь быть кондуктором в трамвае, - усмехнувшись, произнес Майкл.
- Нее, - Эни забежала чуть вперед, вставая перед ним, - Я бы тогда видела, как ты входишь и выходишь из метро, каждое утро и каждый вечер.
Он обнял ее.
- У тебя скоро день рождение.
- Майкл. Я не люблю, когда меня спрашивают, что подарить, - она отстранилась от него.
- Ладно, ладно, - он снова притянул ее к себе.
- А подари мне утро, - они  вошли в вагон, и Эни мысленно считала остановки, которые они проедут вместе.
- А может звезду? Или ты хочешь солнце? – усмехнулся Майкл.
- Нет, утро, - она замолчала, - Я хочу проснуться утром и почувствовать тебя рядом.  Прижаться к тебе под одеялом.  А потом смотреть, как ты бреешься. Я никогда не видела, как ты бреешься, - Эни говорила быстро, пытаясь рассказать, все что хочет, за эти три остановки, что они должны были проехать вместе, - Хочу сделать тебе завтрак, и стоять на балконе с чашками кофе, - она замолчала. Следующая станция была его.
- Подари мне утро.
- Посмотрим, - он поцеловал ее и вышел. Двери закрылись, и пока поезд проезжал станцию, Эни смотрела, как Майкл идет к выходу.

 

mawerick: (Default)

- Мы можем увидеться? – прочитала Эни маленькую смску. «Конечно. Когда. Где» - быстро написала она, избегая знаков вопросов.
И как всегда она почувствовала сначала его запах, а потом с улыбкой и с легким испугом, который не покидал ее после их последней встречи, подняла на него глаза.
Они поймали бумеранг своих отношений и запустили его снова.

    Белые простыни, стандартная для всех гостиниц мебель, с чуть вульгарной обивкой. Узкие бокалы на высокой ножке, бутылка красного вина.
Эни ходила по номеру и впитывала в себя эти мелочи  вокруг, как кисточка впитывает краску, чтобы потом сделать мазок на холсте.
Майкл закурил.
- С тобой хорошо молчать, - усмехнулся он.
Она слушала его голос, словесный бальзам, который втираешь в язву.
- Я люблю слушать, ты же знаешь, - улыбнулась она и приблизилась к нему.
Внутри было щемящее чувство страха, что он уйдет опять надолго. О том, что он может, когда-то уйти навсегда, она даже боялась думать.
На ее губах был вкус красного вина и его поцелуя. Повернув чуть голову, она видела отражение в стеклянной дверце шкафа. Их тела слитые в первобытной страсти. Любовь, граничащая с безумством, когда ты позволяешь партнеру все, и столько же забираешь взамен.

  - Нам пора.
 Она смотрела, как он застегивает ремешок на часах.
- У меня встали твои часы, - ей почему-то казалось важным сказать именно это. Что его часы, забытые однажды у нее, встали. Что она больше не слышит их тиканье.
- Пойдем, - он потянул ее за руку из номера.
- Их можно отремонтировать? – продолжала она свой разговор о часах.
Майкл подошел и обнял ее.
- Пусть они стоят, они из другой жизни, - прошептал он ей на ухо, целуя в шею.
- А мы? – внутри у нее все опять сжалось от страха, от которого она не могла отделаться, страха потери.
- Нас можно заводить постоянно, - усмехнулся он.
Она хотела ему верить.
Время. Эни хотелось, чтобы время остановилось, как часы Майкла.
- Я люблю тебя, - прошептала она, прижимаясь к нему.
- Врушка.

 Шум метро, которое хоть как-то возвращает к действительности. Последний поцелуй, и она смотрит, как  он быстро смешивается с толпой.
Внутренне чувство беспокойства, которое тут же охватило Эни, и мысли, мысли, одна за другой.
В какие-то минуты ей казалось, что этой встречи просто не было, она тут же подносила руку к рукам и чувствовала его  запах.
Ей хотелось помнить каждый штрих, каждый момент их свидания. Она повторяла в голове все сцены, как будто учила стихотворение, бубня одну и ту же строчку не по одному разу.
Бумеранг их отношений снова летел по какой-то своей траекторией.

mawerick: (Default)

Они быстро поднимались на четвертый этаж.

Read more... )



Всевидящее Око
mawerick: (Default)

Любовь это как головокружение, которое притягивает нас к другому человеку, но такое, же головокружение увлекает покинутого в другую бездну.
Эни казалось, что она как будто живет в двух мирах, - в своих воспоминаниях, где есть Майкл, и в реальности, где его не было.
Она привыкла, что его нет в почте, что его нет в ее телефоне, он просто был в какой-то другой жизни, где она была счастлива. Человек привыкает ко всему, перемещая свой болевой порог еще на одно деление дальше.

 

Read more... )



Всевидящее Око                                           
mawerick: (Default)

Их история не кончилась, она была целым рядом окончаний.  Она была бесконечной. Он уходил, и Эни пыталась его забыть. Но наступал момент и кто-то из них  не выдерживал, срывался и тут же летели пьяные смски или письма и они снова проваливались в пучину своих чувств.
Она вычеркивала его из своей жизни по кусочкам, складывала его подарки в коробку и убирала подальше, удаляла письма в корзину и тут же доставала все назад. Эни перестала замечать окружающие дома предметы, которые так сильно напоминали ей Майкла. Но во всем этом  было что-то еще, что-то, что мешало ей забыть его – это желание забыть. Любая станция метро связанная с ним, любой дворик в городе или кафе впивались в нее воспоминаниями, как кинжалы. Можно было выкинуть все подарки, удалить письма, но нельзя было разрушить весь город. Всегда находилось что-то, какая-то мелочь, - человек так похожий на Майкла со спины, запах кофе в маленькой кофейне, обрывки разговора, название фильма, мелочи, которые нельзя вычеркнуть так просто, которые ищешь и находишь.

     

Read more... )

 

Всевидящее Око
mawerick: (Default)

«Твой выбор верен. Я тоже принял решение, которое прошу уважать. Меня больше не тревожь никак. Прощай», - Эни снова и снова, как мазохистка перечитывала его последнее письмо, как будто хотела найти в этих словах что-то еще. Удалить всю почту  духу у нее не хватало.
- А еще сильная женщина, - усмехнулась она, закрывая почту, - Черт, отлично подняла себе настроение, - она прошла на кухню, чтобы сделать себе кофе.   Зазвонил телефон.
- Иннга привет, - Эни и правда обрадовалась подруге.
- Пошли, попьем кофе сегодня вечером, - быстро тараторила Иннга в трубку.
- Конечно, пошли, - Эни была рада выбраться из дома, - Куда пойдем?
- Я буду сегодня в центре, давай встретимся у памятника? – предложила Иннга.
- У памятника? – не сообразила сначала Эни, - Да, хорошо.

Read more... )

mawerick: (Default)

Эни шагала по асфальту босиком. Город согревал  пальцы ее ног, отдавая накопленное тепло дня. Ее ступни ощущали  мелкие камешки, как неровности дня. Она вступила в лужу из дождевой воды, чувствуя прохладу, как чуть теплый душ, смывая усталость, мысли, заботы.  Шелест над головой листьев деревьев. Они шуршат и убаюкивают ее. На ее ноге блестит маленькое колечко, ее рука прячется в его большой руке. Он шел рядом и держал ее за руку, как будто боится, что с ней что-то опять случится.

Read more... )

mawerick: (Default)

    Эни не видела его две недели.  Майкл снова уезжал в командировку, и она даже толком не представляла где он. Да ей это было и не нужно, ей просто нравилось его ждать, зная, что он где-то очень далеко. Нравилось считать дни, представлять его возвращение.
«Привет. Я вернулся», - прочитала Эни смску от него, и ощутила такую пустоту. Да, Майкл вернулся, теперь он был в этой серой дождливой Москве, но ей казалось, что он еще дальше.
Эни грустила. Она снова пила кофе, чашка за чашкой, снова подходила к окну и с тоской смотрела на дождь, который пошел именно сегодня, когда Майкл приехал.
Она открыла почту и увидела от него письмо. В Gmail.com шел снег, и она ощутила холодок внутри. Эни всегда подсознательно боялась писем от него, ожидая либо вспышку гнева, либо очередное письмо, что он уходит.
«Я хочу тебя увидеть. Давай встретимся как обычно», - прочитала Эни, и не сдержала вздох облегчения.
    

Read more... )
mawerick: (Default)

Ну вот не могу про них не писать. :) мои любимые герои.
    

Read more... )
mawerick: (Default)

Я не хочу сказать что "Теория разлуки" закончится именно так, но сейчас мне хотелось бы, чтобы все так и произошло.
Мысли возвращаются, как бумеранг снова и снова.
Это только вариант.

Read more... )
mawerick: (Default)

Пухлые облака были разбросаны по небу, оставляя голубые дыры, как дырки в рваных джинсах.
Эни переставила картинку на телефоне, начался новый месяц. Ноябрь. Странный месяц не то осень, не то зима, вот и она чувствовала себя сегодня странно, не то пусто, не то заполненной теплотой и любовью.
Она зашла в маленькое кофе, где большими буквами было написано бесплатный доступ в интернет.
Эни заказала бокал красного вина и, открыв карту в Google, приближала и удаляла от себя город, где был сейчас Майкл.
Набережные, нарисованные зеленые деревья.
- Сейчас это город выглядит не так, - за ее спиной стоял мужчина, примерно того же возраста что и Майкл.
- А как? – Эни обрадовалась незнакомцу, который с ней заговорил. Сегодня ей совершенно не хотелось оставаться одной.
- А вот так, - мужчина взял свой бокал с вином, затянулся сигаретой и выпустил дым в бокал.
Эни смотрела, как дым окутывает и скрывает что-то внизу.
- Сегодня ветер, пасмурно и холодно, - он сел рядом и затянулся, - А если я скажу еще, что и очень одиноко, вам будет приятно? – усмехнулся он.
Эни просто кивнула головой, и опять взглянула на карту. 
    

Read more... )
mawerick: (Default)

Перевод часов. Один час назад, как будто прыжок в прошлое.
Эни ходила по квартире и переводила все часы в квартире.  Большие часы на кухне, стрелка шуршала, нехотя возвращаясь назад, забытые часы Майкла, она подержала их в руках, поднесла и понюхала, они почти утратили его запах. Черный потертый ремешок и стрелки, бегающие вокруг слова «LIDO». Она покрутила колесико.
Время для Эни сегодня тянулось очень медленно, она хотела перевести часы вперед, а не на час назад.
    Она стояла, уткнувшись в книгу, и как обычно не слышала, да и не видела, как он подошел.
Майкл стоял и смотрел на нее.
«Моя малышка», - думал он, еще секунду просто наблюдая за ней.
- Майкл, - улыбнулась она и прижалась к нему, - Какой ты сегодня нарядный, - она любовалась им. 
   

Read more... )
mawerick: (Default)

«Малыш, нам надо поговорить. Давай встретимся как обычно», - прочитала Эни смску от Майкла.
«Окей», - быстро набрала она и отправила ответ. Это «Надо поговорить», - Эни боялась больше всего.
Время до вечера тянулось очень долго. Мысли, работа все смешивалось в какой-то жуткий коктейль.
   Эни  бежала в кафе, где они встречались. На лице была глупая улыбка, проходившие мимо люди, зло и устало поглядывали на нее. И в это момент Эни, глядя на эти угрюмы лица, подумала о том, что одни и те же чувства не рождаются у разных людей одновременно, в предсказуемом порядке. И если она с нежностью думала о Майкле, а он в эту минуту вспоминал что-то плохое и, когда она бросалась к нему со своими эмоциями, он отталкивал ее.  Она бежала и думала, в каком же моменте своих эмоций находится сейчас он. Ее жажда встречи  с ним, усиливалась красотой фонарей, освещенных улиц. Эни находила дополнительную прелесть во всем, что сейчас окружало ее: крыши, залитые заходящим солнцем, ребенок,  который еле успевал за мамой, крутил головой и всем улыбался.

Read more... )
mawerick: (Default)

«Детка, быть одной не так плохо», - вспомнила она слова Майкла, - «Сходи в кино в выходные», - Эни стояла у зеркала и монотонно чистила зубы.
Деревья на улице были голые и одинаковые, как женщины в бане. Моросил мелкий дождь, земля была усыпана желтыми листьями, которые уже превращались в черные.
Эни натянула свитер, надела куртку и вышла на улицу.

Read more... )

Profile

mawerick: (Default)
mawerick

November 2011

S M T W T F S
   1 23 45
67 89101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 05:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios