mawerick: (Default)
Хочу в Чикакого. Очень. Я дажа толком не могу объяснить почему меня так тянет в этот город.
Знаете чем мне нравится пастель?
В ней есть функция размытия, как в фотошопе. Мой любимый инструмент, пальчик.


Вы спрашиваете меня когда я все успеваю.
Да очень все просто. Рисую я по ночам, читаю в метро, а мечтаю постоянно.
mawerick: (Default)
Покатавшись по пустому городу по разным делам, что-то потянуло в Париж и на машинки.
Да, мои работы поехали в Лондон.
Круто.

Пошла рисовать обещенного дракона, а потом у меня столько планов, столько планов.
Вот и обложка для книжки появилась. ЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁ
mawerick: (Default)


как обычно темновато на фотографии.
Пастель она светлее :)
mawerick: (Default)
Маленькие городки. Магазинчики, где тебя знают. И в кафе тебе дают твое любимое кофе и булочку.
Ты оставляешь велик на улице, и даже не думаешь, что его украдут. Тут не кому красть. Все друг друга знают.
На витрине новые шляпы. Твоя мечта - из золотой соломы.

Живая пастель.... как же хорошо

Город

May. 8th, 2011 06:24 pm
mawerick: (Default)
Конечно же я рисую город. Обожаю города.
Ну что, оставив на час мольберт снова к нему вернулась.
Хочется востановить руку. Это как в музыке, чем больше работаешь, тем больше руки чувствую, вот тут так же.
Только по-чаше надо отходить и смотреть и главное во время остановится.
Пастель, как акварель, если очень постараться получится грязь.


mawerick: (Default)
Обновила сегодня мольберт.
Да, рука сразу заболела с непривычки, да и стоять я устала, хотя через пару часов все вошло в норму и я снова привыкла к такому положению тела.
Руки отвыкли от пастели да и вообще рисовать вот так.
Надо будет пропробовать акварель как-нибудь.
Правда бумаги у меня акварельной нет.
Интерено пастельная может подойти?
Надо попробовать.

Вот так вот это все и выглядело.
А вот что вышло.

Что-то не хватает в работе, но понять что, не могу.
Может акварельных пятен.
Надо почаше рисовать на бумаге и обычным карандашом, а то так все позабуду.
Только бы где времени на все взять.
mawerick: (Default)

Крыши. Оранжевая черепица. Солнечные зайчики перепрыгивающие с одной крыши на другую. Мостовые, вымощенные булыжником. И тысячи ног, полирующие их из года в год. Дождевая вода, стекающая по черепице, в подставленную под крышу бочку. Старый город, старые истории, прячущиеся за каждым углом.

mawerick: (Default)

Огромное окно в сад. Она стояла у окна, и смотрела, как люди гуляли в парке. Сестры ушли дальше, а она стояла. Свет из окна, освещал ее лицо. О чем она думала?
- Мери.
Она подхватила длинную юбку, и побежала догонять сестер.
mawerick: (Default)

Когда я начинаю скучать по океану или по морю, я всегда вспоминаю маленькие прибрежные городки. Виноград, который растет прямо на улицу, обвивая колонну. Слива, склонившаяся под тяжестью плодов. Девушка в легком платье в горошек, на велосипеде, а рядом бежит парень и поддерживает ее. Катается в первый раз.
И запах моря, смешивающийся с запахом цветов.
mawerick: (Default)

Первые капли, и сразу хочется, натянут пижаму, налить горячий чай и вспомнить, место, где мы было так хорошо. Там тоже был дождь, и двое прятались под одним зонтом. Один зонт на двоих. Он чуть сгибается, чтобы идти с ней вровень, а она вытягивает руку. Лужи, в которых тут же отражается город. Пробегает мимо собака, которой нет дела, до моих сентиментальностей.
mawerick: (Default)

Такие ярки краски я не видела ни в одной стране. Оранжевая керамика, чудные фигурки. Три овечки, смотрящие на стороны света. Может они что-то, и означают, не знаю. Зеленый, желтый, красный – насыщенные цвета, в которых лучи солнца, запах моря и молитвы буддистов.
Подстриженные деревья в виде шаров. Мягкость. Отсутствие острых углов и тяжелых воспоминаний.
mawerick: (Default)

Зонтики, отражения в лужах, зеленые пабы, и красные телефонные будки. В каждом городе есть что-то такое, что при упоминании этого сразу вспоминаешь город. Английская речь. Слуги в серых перчатках открывающие дверцу такси, так похожую на котелок.
- Темза сер!
Кружки с пивом, споры у входа в паб. Крики бармена. Начался дождь, и тут же открываются зонтики привычным движением. Хорошая погода.
mawerick: (Default)

Старые дома, в чужой стране. Ты фотографируешь, рисуешь их, разглядываешь облупившуюся краску, как старые язвы, и восхищаешься ими. Представляешь, кто мог тут проходить. Старые дома, как старухи на скамейках, сидят всегда, когда бы ты ни прошел мимо. И даже современные штучки не могут их омолодить, как коронки на гнилых зубах. Старые дома везде стары.
mawerick: (Default)

Маленькие города. Узкие улочки. Завернул за угол, а там маленький магазинчик или кафе, висит белье, и такая простая жизнь, в которую ты тут же окунаешься. Дорого вверх, и тут же вниз. Что выбрать? И знак около дома, который как будто насмехается над тобой, предлагая распутье дорог. Лучи солнца, рисуют прямые белые линии, на стенах домов, и тут же черные тени. Вверх или вниз? Вниз, потому вверх просто идти лень. Да и внизу такой милый ресторанчик с кофе и булочками. И тут же быстрым шагом сбегаешь по мостовой, мимо домов, развешанного белья и любопытных взглядов.
mawerick: (Default)

Наверное, все набережные выглядят красивыми, особенно, в свете фонарей. Особенно когда по реке плывут лодочки, и отражаются дома, а из кустов выглядывает Эйфелевая башня.
- Как красиво, - вырываются слова.
Женщина с собачкой оборачивается, смотрит сначала на тебя, потом на другой берег и пожимает плечами.
Для нее этот вид стал такой же частью их гостиной или столовой, как у кого-нибудь – красивая картина, драгоценная ваза.
Конечно же, она приводит сюда своих гостей, но для нее это почти тоже самое, как показать новую люстру на потолке. Все восхищается, а она уже привыкла, что она красивая.
- И все-таки красиво!
mawerick: (Default)

В каждом городе живет свое животное, свой символ. В Венеции голуби, а в Чикаго вот этот селезень. Рано утром он облетает город и, проверив, что все в порядке, садится около моста, смотреть, как лучи восходящего солнца, отражаются в стекле небоскребов. Фонари постепенно затухают, как будто когда их задувает, как свечи на торте. Он переминается с ноги на ногу, но не улетает, ждет своего часа.
mawerick: (Default)

Вечером, гуляя по набережной под фонарями, обязательно нужно найти телефонную будку. Привязанный пожелтевший телефонный справочник, похожий на старого пса, охраняющего свою никому не нужную будку. Она спасает от дождя или от одиночества. И даже если это будка в чужом городе, всегда найдется номер, по которому можно позвонить и сказать: «Привет! Я люблю тебя и, не дождавшись ответа положить трубку. Главное не услышать гудков занято или что абонент временно не доступен. Телефонный аппарат такой же старый, как и весь город, громоздкий и чтобы набрать номер нужно крутить пластику с дырочками. Ты кладешь тяжелую трубку, которую столько раз прижимали к ушам, и выходишь на улицу. Фонари кажутся ярче, просто пока ты говорил, наступила ночь.
mawerick: (Default)

Шум океана, визги бегающих детей, легкий ветерок. Солнце спрятано под тучами, и можно просто побыть на пляже и послушать шум воды. Очередная история, рассказанная океаном. Про кого? Может про то бедного рыбака, который выплыл на маленьком суденышке, или про эту продавщицу ярких шарфов, проходящую мимо, или про белую девушку, лежащую рядом. Она одна, в руках ее книга, которую она не читает. Ее взгляд устремлен, на проходящих мимо мужчин. Белая кожа, еще не окрашенная солнцем, чуть полноватое тело, как почти у всех белых. Она с завистью поглядывает на местных девушек, изящных, темнокожих и худых.
Волны. Они так ласково обнимают землю, нежно прикасаются к песку, слизывая следы, оставленные только что, пробежавшим ребенком. Вдалеке играет музыка.
Пляж опустел и только шезлонги, как рыцари стоять вдоль берега. Остров.
mawerick: (Default)

Половина блокнота. И почему то именно на половине этот город. Судьба?

Улицы, которые ты не знал, да и не замечал, через пару секунд становятся для тебя чем-то особенным. И что это свет фонарей? Или мысли, которые бродили с тобой рядом? Или это ты сам?
Впереди идет почтальон с тяжелой сумкой.
- Постой не уходи! – кричу я ему вслед, - Мое письмо ты тоже отнеси.
Он заворачивает за угол, и мне его уже не догнать. Исписанные тетрадные листки.
- Да кто же сейчас пишет письма на бумаге в клеточку? - слышу я вопрос за спиной. Оборачиваюсь, а там никого нет. Синий экран монитора, открытый балкон. И не улица это вовсе, просто квартира.
Ночь в городе, она всегда другая. Другие улицы, люди другие и будущее у них другое. А утром все опять настоящее.
mawerick: (Default)

Время музыки. Место музыки. Опера. Колонны, витражи, маленькие статуи на крыше. Красивое здание, заполненное людьми, жаждущими музыки. Балкон, и я могу видеть не только сцену, но и музыкантов и людей вокруг.
За инструментами сидят пожилые мужчины, и только три женщины скрипачки с серьезным видом сидят в углу. Дирижер большой толстяк, с огромной черной бородой, больше похожий на Санта Клауса. Гаснет свет. Занавес. Огромные декорации, символизирующие, толи Грецию, толи Рим.
Действие кажется знакомым, но я не понимаю, что происходит на сцене. Узник. Женщина. Император. Кому-то отрубают голову.
Я просто наслаждаюсь музыкой. Она окутывает меня. Я вслушиваюсь в игру скрипок и виолончелей.
Скрипка и голос – витражи. Тени на мраморе, черные пятна - звучит бас. И только звуки.

Profile

mawerick: (Default)
mawerick

November 2011

S M T W T F S
   1 23 45
67 89101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 18th, 2017 11:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios