Дни

Sep. 29th, 2011 11:31 pm
mawerick: (Default)
На что похожи дни? Не знаю. Я знаю на что похож мой мозг. В какой-то момент начинаешь ощущать что все, мозг просто «изнасилован». И это тупик, стена и дальше ты не можешь придумывать, не можешь мыслить, но все равно идешь дальше. И это физическое ощущение, что ты перешагиваешь свои собственные возможности и идешь дальше. Что это? Скрытые возможности? Нет, просто упрямость. Один раз ты сделал лучше, в следующий раз ты должен переплюнуть сам себя. Что может быть сложнее.
Интриги, о которых я скорее узнаю, но не успеваю не то, чтобы поучаствовать, но даже обратить внимание. Разговоры. И мысли, мысли.
Я думаю о том, почему перестала писать. Описывать ту простую действительность рядом. Почему? Не уже ли все слова ушли в цвет, в штрихи. Но ушли ли? Или они просто ждут момента и обрушатся на меня как лавина.
Бокал вина, который просто дает мне вкус. Вкус отдыха, вкус каких то других мыслей. Запах снега. Мне хочется вдыхать его снова и снова. Мысли, мысли.
Мысли как лучшие скаковые лошади просто куда-то несутся. Куда?
Хочется остановить время, оно слишком разогналось. Я успеваю только отслеживать события, но не реагировать.
mawerick: (Default)
Первые шаги, первые слова. Мне всегда было трудно сделать первый рисунок в блокноте или альбоме. Ведь может не получится или будет не красиво, а рисунок то первый. В моей сумке, да и вообще в жизни стало появляться большое количество блокнотов для рисования. Ручки карандаши, которые всегда под рукой. Сумка стала походить на магазин канцтоваров. Недавно купленные новенькие блокноты, с хрустящими чистыми листами просто манят к себе. А я кручу их в руках, в нерешительности, не зная с чего начать.
Последнее время рисую почти всегда и везде. На встречах, планерках, пока сохраняются рабочие файлы, на листках появляются человечки и рожицы, иногда в метро, когда заканчивается книга и, конечно же, дома. Руки требуют карандаш, а голова настаивает на избавлении фантазий. Это просто пришло, как цунами и накрыло. Я никогда не хотела так сильно рисовать.
mawerick: (Default)
Как просто было прятаться за словами. Герой может выражать твои мысли, делать глупости, но это ведь не ты. Ты спрятался. Но оказывается еще проще спрятаться за акварельным пятном. Какая разница, зачем прятаться, если читатель или тот, кто смотрит твои работы, видит что-то свое.
Помните, пишем про кошку, читают про стул. А что общего спросите вы? Правильно - четыре ножки.
Дни похожи на сбор пазла. Крутишь в руках картинку. И так пристроишь и так, а не идет.
Что воображение стухло? А потом наступает день, и ты за несколько минут собираешь пол угла картины. И сейчас собрав свои пол угла жизни, я не могу пристроить следующий маленький пазл, с куском картинки.
Где-то внутри меня проносится мысль: « Я хочу вернуться в слова. Снова прятаться за своими героями и давать и свои мысли».
mawerick: (Default)
Пусто. Яндекс пробки уверенно показывает мне 3 балла, и предлагает ехать на машине. На тумбочке лежат права и книга. Беря книгу, я убеждаю себя, что всегда могу пересесть в машину, но сегодня мне хочется читать.
Пусто. В метро тихо, нет куда-то несущейся толпы. И отрываясь от книги, я думаю о том, что город, как будто выдохнул после долгого бега. Мы добежали до весны и сделали выдох. Правда, потом снова куда-то побежим.
В Москве остались только те, кто не уехал. А аэропорты штурмуют майские туристы.
Все мы двигаемся по как-то одной траектории. Дача на май, на новогодние Египет и Турция. И летом, летом тоже надо обязательно съездить на юг, как в детстве. В детстве нас всех вывозили.
Пусто. Я читаю о старухе, которая рассказывает об архиве с письмами, она переживает, что даже отдав их в государственные архивы, они никому будут не нужны. Я думаю о том, что все наши ЖЖ, фейсбуке, литературные форумы это тоже своеобразные архивы, все доступно, но никому не нужно. Мысли, как вырванные страницы из книжки, вроде и нумерация на листках есть, а все равно не складывается все по порядку.
mawerick: (Default)
Без…….. Без названия. Названия даются труднее всего. Хотя как только придумал, сразу понятно куда плыть дальше. Отрываюсь от книги в метро и мельком разглядываю людей. Как пианист тренируются на гаммах, чтобы не забыть технику и не закостенели пальцы. Вот именно, нахожу подходя слово – «не закостенелая фантазия». Молодой человек в белой шляпе и в костюме в мелкую полосочку. Но вместо привычных диалогов, в голове появляется картинка, набросок, линии и пятно.
-Приплыли, - мысленно говорю я себя.
Куда-то ушли он, она, оставив послевкусие красного вина. Я помню этот дурманивший вкус их историй, но пить, то вино снова, мне не хочется. Пока не хочется.
Мысли ворох исписанных листков, чем больше их складываешь в порядок, тем больше они разлетаются.
Когда я была маленькая, мне всегда казалось, что если у меня будут вот те краски и альбомчик с красивой обложкой, я нарисую шедевр. А если мне купят вон тот блокнот с листами в клеточку, то я напишу уж точно роман, который станет знаменитым. Странная уверенность, которая осталась и сейчас. Вот если у меня будет, то…. То ничего.
mawerick: (Default)
Открытое окно, доносится стук колес проезжающего мимо желтого трамвая. Дворники в рыжих жилетках раскрашивают город. Желтый, зеленый.
На плите жарится лук. Шипит, похрустывает. Аппетитно. В дополнение появляется запах пирога. И каждому блюду ты уделяешь внимание, помешиваешь, поглаживаешь. Главное никого не забыть, а то не простят, подгорят.
Выходной. На улице тепло, и даже как-то неожиданно, что на градуснике плюс десять и в одном свитере уже не холодно. И глядя в окно, ты радуешь тому, что сегодня только суббота и еще середина дня. Впереди целый выходной. Когда можно столько всего сделать или не делать ничего.
mawerick: (Default)
Когда ты рождаешься в городе, ты просто принимаешь это как факт. Ты родился, живешь, ты можешь любить город, а можешь не любить, это не важно. Этот город дается тебе с рождением.
Бывает люди так, и живут, никуда не переезжая, живут там, где родились.
Но есть те, кто выбирают другой город. Выбирают сами, где-то осознанно, а где-то по обстоятельствам. И это уже другая любовь к городу. Это уже выбор, как зрелая любовь, которая не такая бешенная, как юношеская. Когда ты готов прощать заторы на дорогах, прощать толкотню и бешеный ритм жизни. Ведь этого спутника ты выбираешь сам, ты сам выбираешь этот город и решаешь тут остаться.
Пока я признаюсь в любви и верности этому городу, надолго, не знаю. Могу и изменить.
Все это тянулось полгода, документы, банки, люди, чужие квартиры, а сегодня все закончилось и мне выдали красивую бумажку с печатью, а вечером связку ключей.
Мне всегда хотелось жить высоко и вот у меня девятый этаж и много цифр в номере квартиры – 798. И дом мой на проспекте. И из моего окна, ну почти вся Москва видна.
И что мы имеем. Дерево я посадила – у меня лимон рос, да еще и лимончики были, дом я тоже типа построила, осталось из списка не так и много.
До конца еще не осознала всего происходящего.
На самом деле все это ерунда, главное это …..
mawerick: (Default)

Мягкий пушистый снег, такого не бывает в городе, такого чистого не бывает в Москве. Сугробы, в которые хочется упасть, раскинув руки. Валенки до колена, и все равно снег попадает внутрь. Мокро, холодно, но какая разница. Пробираешься по сугробу к яблоне, чтобы дернуть за ветку и получить падающий сугроб. Смешно.
Отряхиваешь валенки, и вот уже тепло дома окутывает меня. Камин. Полумрак в комнате. Забравшись с ногами на диван, прячешься под плед и погружаешься в письма Ван Гога. Темные тени в углах. Совсем не страшные. Они тянутся, чтобы заглянуть в книгу, а может усыпить, пока делается ужин.
Горячий чай. Падающий снег в свете фонарей. И такой плюшевый выходной, как мишка Теди, которого хочется тискать и умилятся.

Пятна

Dec. 23rd, 2010 12:14 pm
mawerick: (Default)

То ли книга попадает в руки в нужный момент, то ли ты ее нашел в то самое время, когда готов читать и воспринимать.
Я проглатываю слова, и тут же возвращаюсь, что бы прочитать предложение опять. Какие-то детали из жизни, описанные так просто и в голове мысль: «Хочу писать так же, хочу делать что-то другое». И самая главная мысль, которая просто сшибает с ног: « А что я вообще делаю? Зачем?». Простенькие картинки, такие же простые тексты. А хочется «Войну и мир».
Что я читаю? Я читаю книгу Кончалосвкого. Просто воспоминания, без нравоучений, без каких-то выводов.
Пятна. Я рисую пятна. Вся жизнь из пятен, а хочется, чтобы уже были «картины». Внутренняя ломка, приносящая такую сладкую боль. Чувствуешь.
mawerick: (Default)

Я ходила по пустой квартире, в ожидании хозяина, чтобы окончательно рассчитать и отдать ключи. Почти пять лет прожитые в этих стенах. Стали ли они мне домом. Да стали. Но как обычно надо идти дальше, и переезд, это тоже дальше. Все пустые квартиры кажутся такие огромными, в них нет тех мелочей, которые могут сказать: «А вот человек тащится от музыкантов, у него все стены уклеены плакатами, а в углу лежит гитара. В пустых квартирах ничего этого нет. Хотя, съезжая мы всегда оставляем, что-то, кусочек себя. Когда я въезжала мне от предыдущих хозяев досталась игрушечная крыса, две толстые книги, и старенький пленочный фотоаппарат.
А от меня кому достанутся шторы, почти все собрание Стивена Кинга, Гаррипотер, и учебник по экономике. На станах остались приклеенные фотографии. Особенно мне нравилась тетка, с голыми титьками и галстуком на шее. Нравился ее взгляд. Кто меня был, тот помнит эту фотографию.
Я ходила из комнаты в кухню и обратно. Мысли брели за мной, но не догоняли.
А другая квартира в это же время забивалась моим барахлом.
- Ну, вот откуда, откуда все это взялось?
- Сколько раз ты читаешь одну книгу? – мысленно задавала я себя вопрос, и выкладывал книги, - Ну один.
- Один! – возмутилось что-то внутри, - И на х..р, зачем тебе эти книги, если ты их еще раз читать не будешь?
- А вдруг буду, - убеждала я, и снова устанавливала книги на полку.
Маленькие игрушечки, сувенирчик привезенные из разных стран, все это грудилось и тут же занимало свое место.
- Как же вас много, - смотрела я на гору игрушек.
Вроде где-то ты готов все повыбрасывать, но как же жалко. И все копится, копится.
В общем, с новосельем меня. Пью чай, болит спина, но такое чувство, что ты закончил военные действия, и вернулся с победой. Да, чувствуешь себя маленьким Наполеон, до того, как он напал на Россию.

Ибо потому что.
mawerick: (Default)
Я люблю уезжать, но так же сильно я люблю возвращаться. Прижавшись к иллюминатору, всматриваешься в огни внизу.
- Скорей бы сесть, - проноситься в голове, и тут же замечаешь, как перекрестился впереди сидящий мужчина.
Ночная Москва. Разгоняешься, чтобы ощутить себя дома. Знакомая дорога. Дома. Ощущение, что еще пару часов назад ты было в другой стране постепенно уходит. Возвращается действительность, - это когда сказки 1001 одной ночи дочитаны, осталось только содержание в конце, и закладка на столе.
Дома ждет заполненный ящик рекламой, которая тут же, как листва, вываливается к моим ногам. И вот уже в моих окнах загорается свет и появляется моя тень, ходящая по дому. Шумит чайник, дом оживает, дом вернулся.
Не разобранные вещи, не разобранные впечатления, которые хочется рассказывать, перескакивая с одного на другое.
Особое ощущение возвращения.
mawerick: (Default)
Непривычно рано для субботы. Быстрые сборы, покупка шампанского и хлеба, дорога.
Радио, которое начинает похрипывать, машины, у которых рассматриваешь регионы. 62, 71, 13, гадаешь какой регион, и что он тут делает. Золотистый лес по бокам дороги, как декорации к спектаклю. Время бежит не заметно. Рязань.
Нажимаю номер 4. Голос. Третий этаж. И тут же попадаешь в ощущение, что была тут уже не раз, что всегда рады твоему приходу. Комната, еще комната. Ну и архитектор строил вам дома. Такой квартиры я не видела никогда. И вот я вижу то, зачем приехала. Держу в руках, разглядываю. Нравится. Еще как нравится. (Пока не могу сказать, что это даже не спрашивайте)
А теперь шампанское. Сладковатый вкус, кухня, разговоры, идеи, которые тут же приходят, жуя сардельку. Хочется сидеть, говорить, но пора возвращаться.
Тучи цвета черничного йогурта, золото листьев.
Может за грибами?
Шуршание и хруст веток под ногами. И я ловлю себя на мысли что ищу шампиньоны, и не просто шампиньоны, а грибы разложенные в пластиковые контейнеры.
Где же грибы? Может их позвать?
- Киса, киса…, - почему то именно это мне пришло в голову. Нашла пару поганок. Уж лучше в магазин, за шампиньонами.
Дорога. Я любуюсь цветом деревьев. В голове только пятна. Вид дороги, леса, тяжелых облаков возбуждает и рождает другие фантазии. Скорость.

Дома. Градусник 37, 7. Заболела. Оранжевый палантин, в который укрываюсь с головой, таблетки, чай, кровать.

Копии

Jul. 24th, 2010 05:01 pm
mawerick: (Default)

Мне всегда хотелось найти свой стиль, и придумать какого-то героя, а может технику. И все это относится не только к написанию  историй, но и к рисункам, к фотографии. Как только начинаешь что-то рисовать или писать, сразу возникает ощущение, что это уже было, что ты просто копируешь. И как, как придумать что-то свое?

Моя учительница по истории искусств, говорила мне: «Много рисуй, делай копии, и тогда ты найдешь что-то свое, или просто приобретешь хорошую технику».

Почти тоже самое говорила мне учительница по музыке.

А сейчас? Сейчас  у меня, получается, только много писать, и может и появился какой-то стиль, не знаю. А вот рисовать. Я стала рисовать во сне. Рисую какой-то город, улицу.

В реальности не получается много рисовать….но так хочется. Хочется рисовать город.

mawerick: (Default)

Я открыла дверцу, и сразу почувствовала легкий дымок холода. Так бывает, когда из дома выскакиваешь на улицу в мороз. Сначала холод кажется жарким, и лицо начинает чуть гореть, но это проходит, и ты чувствуешь холод, который постепенно окутывает твое тело, как саван.
Я стала около открытой дверцы холодильника и завидовала тем продуктам, которые устроились на полках, как отдыхающие на пляже.
- Ну почему же я не сосиска, - я с тоской смотрела в морозилку, в которой был легкий налет инея, - Снег…., - мечтательно произнесла я.
Холодильник заверещал, требуя что бы его закрыли. Этот звук напоминал сигнал тревоги, когда воры влезали в частную собственность. Холодильник охранял спокойствие своих жителей.
- Ну я же лучше, чем сосиска, - попыталась убедить я его. Холодильник явно так не считал, продолжая пищать. Пришлось закрыть, а тут такая жара. И почему я не сосиска.
mawerick: (Default)
У меня крутилась только одна мысль: «Я больше не хочу лечиться». В голове сидели тысячи человечков, которые с ожесточением крутили ржавые шестеренки, вызывая дикую боль.
- Как вы? – спросил улыбающийся доктор.
- Очень больно.
- Это нормально. Я сильно поставил иголки.
- И так будет всегда.
- Нет, но организм ослаблен.
Он отправляет меня на массаж.
Молодая девушка, которая знает мое тело лучше, чем я, каждую точку. Она не просто делала массаж, она нажимала на определенные участки тела, то ладонью, то пальцами. Пахло маслом.
Когда я бываю у нее, у меня всегда возникает в голове мысль.
- Вот это молодая девушка, которую учили слепые монахи в монастыре, она приносит пользу. Лечит людей. И всю свою жизнь будет лечить людей, спасать жизни. А я? Я строю математические модели, как лучше впихать товар или услугу, и чаще и товар и услугу, я бы сама никогда не купила. И с каждым годом, я буду делать это лучше и лучше. Так какая от меня польза?
Слушая ее голос, так похожий на журчание ручейка, перекатывающего маленькие камешки, мне хочется к этим монахам, учится, чему-то нужному.
А еще мне хочется попросить ее спеть мне или рассказать сказку, у нее такой светлый голосок.
- Ну как вам лучше? – заботливо спрашивает она.
- Да, спасибо, - и я ухожу на следующую «пытку».
Лежа на кушетке, я с тоской жду, когда в меня начнут втыкать иголки.
- Сегодня я поставлю в голову немного, - ободряюще сообщает мне врач.
- Здорово.
Я стараюсь расслабиться, чтобы не чувствовать боль.
Легкое покалывание и боль последних двух дней, просто проходит, как будто ее выключили.
- Интересно, что он может еще выключить или включить, - думаю я, смотря куда-то в сторону. Клонит в сон.
- Доктор, а вы можете меня выключить? – приходит глупая мысль в голову, которую я не произношу вслух.
На стене висит картина, под которую я засыпаю. Море, а может и океан, сливающееся с небом. Голубое с желтоватыми бликами, нежное. Иногда мне хочется перевернуть картину, ведь не так уж и важно, небо отражается в воде или вода в небе.
mawerick: (Default)
- Может вам кофе?
- Нет, нет! Ей нельзя.
- И сколько мне нельзя? - поднимаю я удивленные глаза.
- Месяц.
- Эх...
- Ну вы вот это пить будете, - протягивает мне доктор Мо чашку с коричневой жидкостью, - Можно представить что это кофе.
Я сделала пару глотков. Горьковато.
- Ну как представили?
- Представила. Не кофе.
Доктор засмеялся.
- Вам еще мороженное нельзя.
- Огласите весь список, пожалуйста.
- Свинина. И много, много есть.
-  А что остается из еды?  Вы же мне все запретили, - смеюсь я.
Доктор поддерживает мой смех.
- Положите ей еще гречке, -с командовал он.

без кофе месяц..........................аааааааааааааааааааааааааааааааа
mawerick: (Default)

Вот есть такие фрукты, которые высасываешь, и остается кожица. Ну, точно есть такие, например виноград можно так есть. Надкусить, высосать мякоть, и останется кислая кожица. Вот у меня сейчас такое же чувство, как у высосанной виноградинки.
И вроде бы я наполняюсь, наполняюсь, а пусто. Как воду в решето лью. Или высасывают быстрее, чем я наполняю, или я наполняю не тем.
И можно конечно все, спихнут на весну, так уже лето.
А ты все мчишься на коне, как Дон Кихот, на мельницу, а время тебя прокручивает, как фарш в мясорубке, с хрустом.
mawerick: (Default)

Апрель, своими лысыми деревьями так похож на осень, на сентябрь. И я, стоя у окна, жду снега, жду, жду, а ничего не меняется. Все только повторяется, через какие-то промежутки времени. Улетает птица с ветки, и через пару минут прилетает снова. Может это уже и не та, но так далеко, что они для меня одинаковые. Все повторяется. И я сижу окна, вот так же поджав ногу под себя, с бокал в руках, как тогда. Как тогда болит голова, и ноют шрамы. Просто все повторяется. И где-то внутри ты знаешь, этому не будет конца. Не должно быть конца. Ведь просто все повторяется. Ты просто смотришь все тоже кино, где-то в десятый раз.
mawerick: (Default)

Обычно новую жизнь начинают с понедельника, но у меня все не как у всех. У меня новая жизнь начинается с четверга. Будильник, завтрак, офис, кофе, дорога на работу, дорога с работы, пожалуй, появятся пробки и почти не будет метро. Внутреннее расписание и точный расчет времени, чтобы хватало на все. В голове остаются планы и желание, совершенно не стыкующиеся с офисной жизнью. И новый девиз: «Главное все успеть».

Получилось не все так, как хотелось, но за последние месяцы я где-то внутренне поняла, что будет, как будет и нельзя бежать впереди паровоза, поезд так не поедет. И, пожалуй, еще одно, что все происходит в свое время. А со временем шутки плохи, нельзя его торопить, да и притормаживать не получается.

mawerick: (Default)

Я читаю книги, тексты, а в голове звучит внутренний голос. Он вроде привычный, но какой-то другой. Все старается читать в каком-то ритме, как стихами.

- Эй! Где ты этого нахватался? - спрашиваю я его,  и снова слышу эту рифму, - Это же не мое, - возмущаюсь я, пытаясь внутри говорить нормально. А ударения упрямо ставятся на слова, да и слова подбираются под звучание.

И тексты звучат в голове по-другому. Ну, я же вижу, что по-другому!

А голос внутри, упрямо продолжает все озвучивать на распев, как маленький мальчик, который стоит на табуретке и читает стихи. Раз, два, три.

- И где ты этого нахватался? – молчит,  продолжая упрямо стоять на табуретке, - Что хочется выступать? – радостно кивает.

- Да ну тебя. Давай.

Profile

mawerick: (Default)
mawerick

November 2011

S M T W T F S
   1 23 45
67 89101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 26th, 2017 10:30 am
Powered by Dreamwidth Studios