mawerick: (Default)
Они обращались к друг другу только на вы. В этом официальном обращении чувствовалось скрытое желание. Игра двоих. Он выпил вина, и его фантазия, уже строила планы. Алкоголь соединял две точки – желание и действие. И вот уже он готов был прижать ее к себе и видел как она отвечает на его порыв. Слова срывались с его губ: « Вы прекрасны», - и звучали так банально. Для него все преграды были устранены, но для нее все трудности оставались. Она же не пила вина, или пила, но только не с ним. И их фантазии проплывали параллельно друг другу в разных временных точках. Но кто знает, о чем мечтала она, слыша это: «Вы».
Он улыбнулся. Любопытство, именно это чувство он испытывал общаясь с ней, при этом не задав ни одного вопроса, он рассказал ей всю свою жизнь. Она слушала, а он мучительно спрашивал себя: «зачем он ей это рассказывает? Но самое главное почему она его слушает?»
Она улыбнулась. Любопытство. Она подкидывала ему воспоминания, как рыбак подкидывает наживку рыбе, и он тут же хватался за нее и начинал рассказывать. Он говорил, а она соединяла две точки – действительно и желание.
mawerick: (Default)
Он стоял под деревом и смотрел на единственное светлое окно в доме.
- Не спит, - подумал он. В окне появился силуэт с чашкой в руках, и тут же снова пропал.
Он постоял еще, надеясь, что именно в этом доме она живет. Докурив сигарету, он побрел домой.
Она сидела на скамейка и смотрела на светлое окно.
- Не спит, - подумала она. Поежившись, от холода, она поднялась и еще раз посмотрела в окно,
надеясь увидеть силуэт.
Они прошли миом друг друга по соседним улицам, направляясь к своим домам.
mawerick: (Default)

Они уже не помнили, кто из них первый пришел на эту скамейку. Каждый вечер, он брал пачку сигарет, кусок хлеба, и шел в парк. Когда она опаздывала, он нервно курил, и вместо того, чтобы кормить уток, ел хлеб сам.
Как только она показывалась на дорожке, в конце парка, он улыбался, и тут же напускал на себя не довольный вид.
- Ты знаешь, если задержать дыхание, время пойдет медленнее, - не здороваясь, произнесла она, устраиваясь поудобнее на скамейке, и забирая у него остатки хлеба.
Он взглянул на нее.
- Ты что! Дыши, сейчас же! - он слегка тряхнул ее за плечи.
- Ты не хочешь, чтобы время остановилась вот на этом моменте, - обиженно произнесла она, откусывая хлеб.
- Хочу.
- Ты любишь осень? – она взяла его за руку, ей так нравилось чувствовать тепло его рук, и нравилось потом нюхать свои пальцы, на которых оставался его запах.
- Не очень.
- А я люблю, - ее глаза радостно заблестели, - Осенью можно замерзнуть и тут же укутаться в чужую куртку, можно спрятать свои руки в твоих карманах, если станет холодно, - ее маленький кулачек утонул в его кармане. Она нащупала связку ключей, монетку и что-то еще, - И после осени сразу зима. Орел или решка? – она вынула монетку, пряча ее в кулаке.
- Решка.
- А вот и не угадал, - она разжала кулак. На ее ладони лежала пуговица.
Он засмеялся.
- Ты всегда меня обманываешь.
- Нет, только по мелочам, - серьезно произнесла она.
- Мне пора, - она не любила, когда он уходил первым, так ей казалось, что он больше не вернется. Когда же она удалялась по дорожке, он всегда для нее оставался сидящим на скамейке. Только обернутся и он там.
- Я не могу жить без тебя, - хотелось крикнуть ему каждый раз, но он просто сидел молча и смотрел, как она удаляется.
Она обернулась, сдержав порыв подбежать к нему, и задержала на несколько секунд дыхание.
mawerick: (Default)

Она стояла у окна и спичками пыталась подтолкнуть другу к другу двух полусонных мух. По ее лицу скользнула улыбка химика, впервые пытавшегося соединить два необычайно важных элемента.
- Что ты делаешь? – он подошел к ней.
- Любовь.
- Насильно мил не будешь? – усмехнулся он, - А что для тебя любовь? – шутливо спросил он.
Оторвавшись от мух, она повернулась к нему.
- Давай я расскажу тебе саму короткую историю о любви. Он ее очень любил, они ехали к ее родителям, всю дорогу шел дождь, когда они доехали, он ее разлюбил.
Он засмеялся.
- И, правда, короткая.
Он разглядывал ее голое тело, почти не прикрытое рубашкой. Длинные голые ноги, она переступала с ноги на ногу, как будто танцевала сама с собой. Воображение представляло ему начало ласк, тех ласк при мысли о которых мужчина приходит в бешенство, оттого что сейчас с ним нет женщины, которая довела бы их до конца.
Опустившись на колени, он прижался щекой к ее плоскому животу. Она гладила его по голове, как маленького ребенка.
Когда он целовал ее в грудь, в то место где было слышно биение сердца, ему казалось, что они гораздо ближе друг к другу, чем можно себе это представить.
- Расскажи нашу историю, - он гладил ее по спине.
- А наша история еще короче, - усмехнулась она, выскочила из кровати и, схватив свои вещи, хлопнула дверью.
- Я требую еще пару предложений! – крикнул он ей вслед. На простынях была вмятина от только что лежащего тела. Он провел рукой, как будто она все еще лежала тут. Прижавшись к подушке, он почувствовал запах ее волос.
Поднявшись, он закурил и подошел к окну. Мухи так и сидели друг напротив друга.
- Ну, хоть вы то любите друг друга, - он подтолкнул их спичками.
mawerick: (Default)

- Мы никогда не ездили с тобой в поезде, - она стояла около картины, на которой поезд уезжал, а девушка стояла на перроне, спиной к зрителю и потому, как было изогнуто ее тело, как она сжимала платок, было видно, что прощалась она навсегда.
- Незнакомки, незнакомцы, - усмехнулся он.
Она резко повернулась к нему.
- Я для тебя тоже незнакомка? – это прозвучала скорее не как вопрос, а как угроза.
- Ты мне угрожаешь? – усмехнулся он, стараясь перевести это все в шутку.
Они сидели в кафе, она заказала кофе, он заказал коньяк.
Сигаретный дым поднимался тоненькой струйкой к потолку и расползался по всему кафе.

Она сидела, прижавшись к окну, как в детстве, и смотрела на снующих туда-сюда людей на перроне. Объявили отправку, поезд дернулся назад, и грузно, сдерживая железную массу, пополз вперед.
- Добрый вечер, - услышала она голос, и нехотя отрываясь от окна, повернула голову.
- Добрый вечер, - она не скрывая любопытство, разглядывала вошедшего.
- Командировочный, - подумала она, и отвернулась к окну.
- Девушки читают такие толстые книги? – услышала она вопрос, и как-то вздрогнула.
- Почему вы испугались? – удивился он.
- Меня уже спрашивали об этом, - она снова стала его разглядывать, - В другой жизни.
Сняв галстук, он растянул верхнюю пуговицу рубашки, и закатал рукава. Она не произвольно полюбовалась его руками, а он не скрывая восхищения пялился на ее грудь. Торчащие соски сквозь ткань, притягивали его взгляд.
- У вас много было женщин, - усмехнулась она, чувствуя, как он мысленно раздевает ее.
- Да.
- Вы любили их?
- Я был с ними честен, - усмехнулся он.
- Это как? – его ответ разозлил ее.
- Я им сразу говорил, что не смогу дать им то, что они хотят.
- Да, а как это происходило, - она выпрямилась, так что ее грудь стала торчать еще сильнее, - Постойте, - она прервала его, - Дайте я вам расскажу, как это все происходит. На самом первом свидание, ну может на втором, хотя, - она, прищурившись, посмотрела на него, - На первом вы рассказываете, какой вы несчастный, одинокий, непонятый и, в конце позволяете себе легкий поцелуй в щеку, - он улыбнулся, слушая ее, - Чуть позже, когда вы чувствуете, что ваша жертва.
- Ну почему сразу жертва, - прервал он ее, - Я же не паук.
- Ваша жертва, - не слушая его, продолжали она, - Начинает ускользать из ваших рук, вы говорите ей, что будете всегда рядом, поддерживать ее при любых обстоятельствах. Вы влюбляете ее в себя полностью.
- Я же говорю, что я хороший, - улыбнулся он.
- Но наступает день, когда женщина хочет чтобы отношения перешли на какую-то другую ступень, и вот тут то вы вспоминаете, что женаты, что у вас есть ребенок, и что вам вообще нет дела, до этого человека и его проблем, - она замолчала и тут же продолжила, - И вот тут то вы и говорите: «Я был сразу с тобой честен» или еще так «Нужно начинать новую жизнь и тебе, и мне».
- Вы нарисовали какого-то злодея, - попытался превратить он в шутку.
- Нет, что вы, - она улыбнулась, - Я нарисовала честного человека.
- Я бы вообще хотел, чтобы меня оставили в покое, - неожиданно погрустнев, произнес он, - Хотел бы одиночества.
- Одиночества, - зло произнесла она, - Вы ничего не знаете об одиночестве. Одиночество хорошо, тогда, когда вы не одиноки.
- А что вы считаете, я должен был ей сразу показать штамп в паспорте, - попытался оправдываться он.
- Я считаю, что если вы решаете войти в жизнь другого человека, за это надо нести ответственность.
- А почему вы так злобно со мной говорите, - начал он защищаться, при этом чувствуя какую-то не объяснимую злобу, исходящую от нее, смешанную с желанием прижаться к нему, - Я вообще вас не знаю.
- Вот поэтому что не знаете и никогда не узнаете, - добавила она.

- О чем ты так задумалась? - прервал он ее фантазию, допивая коньяк.
- О честности, - она заказала еще кофе.
- Ты считаешь, что я виноват? – неожиданно спросил он.
- Я считаю, что мы все честны.
mawerick: (Default)

- Мне каждый раз приходиться с тобой знакомится заново, - чуть обиженным тоном произнесла она.
- Ты так быстро меня забываешь, - усмехнулся он.
- Мы так редко видимся, - она взяла его за руку и пошла по бордюру, как канатоходец.
- Боишься упасть? – он держал за руку.
- Боюсь, что я опять сбегу, - усмехнулась она и крепче сжала пальцы, - Что будем делать?
Он остановился и прижал ее к себе, целуя в макушку.
- Я придумал для тебя развлечение, - начал он.
- Мы пойдем трахаться? – воскликнула она как ребенок, которому обещали поход в игрушечный магазин.
- Нет, - он взял ее за руку и потянул за собой.
- Скажи, - ныла она, но не отставала.
- Не скажу.
Он пропустил ее вперед, и она почувствовала прохладу помещения, после жаркой улицы.
- Кино? – воскликнула она.
- Не просто кино, - он подтолкнул ее вперед, - Французское кино.
- Как французский поцелуй? – она приставала на цыпочки и прижалась к нему губами.
До фильма оставался еще полчаса, и они прошли в кафе. В тесном помещении толпились люди, заказывали выпивку, обсуждали фильм.
Как только они забрались за столик, к ним тут же подошла официантка, которая, не стесняясь, их разглядывала.
- Бурбон и белого вина, - заказал он, доставая сигареты.
- Вишневые, - втягивая дым, промурлыкала она.
- Хочешь? – он протянул ей сигарету.
Она затянулась и тут же выпустила дым, на ее губах остался его вкус и сигареты.
Пока она наслаждалась вишневым дымом, он поглаживал через футболку ее сосок, от чего тот тут же стал выпирать сильнее.
- У тебя самая красивая грудь.
- А ты много их видел?
- Много, - усмехнулся он, разглядывая торчащий бугорок под футболкой, ему хотелось забраться под ткань и почувствовать ее кожу, ущипнуть сосок.
- Вот все вы мужики одинаковые, - делая вид, что возмущенна, произнесла она, радуясь его словам.
Он потягивал бурбон. Льдинки в его бокале постукивали друг об друга, аккомпанируя их разговору.
- Пошли, - он потянул ее за руку, - Сейчас кино начнется.
- А разве мы его уже не посмотрели, - она улыбнулась и обвела глазами кафе. Бармен, готовивший коктейли, и разглядывающий посетителей, официантки, протискивающие между столиками, целующаяся парочка в противоположном углу.

В зале погас свет. Она прижалась к его руке, положив голову ему на плечо. На экране побежали титры.

Запищал телевизор, сообщая ей, что все программы на сегодня закончились. Она вздрогнула и обвела глазами комнату, не сообразив сразу, где находиться.
- Кино было интересным? – спросила она саму себя.
mawerick: (Default)

Она поймала его фигуру в фарах своей машины. Чуть покачиваясь, он целеустремленно куда-то шел.
- Вас подвести? – опустив окно, спросила она. Почему она решила подобрать именно его? Может тому виной была его тень, показавшаяся ей такой знакомой.
- А ты умеешь водить, - он ввалился в ее машину, как пьяный вваливается к себе домой.
В ответ она просто улыбнулась.
- Я люблю заброшенные части города, - произнес он так, как будто продолжил начатый давно разговор, - А еще я люблю баб. Любил, - поправился он.
- А сейчас? – поинтересовалась она.
- Вот сейчас точно нет, - твердо произнес он.
- Так все надоели?
- Так все одинаковы. Туда, - он указал ей на поворот.
Она завернула. Старые здания, дворики. Ей вспомнилась, как она в студенческие годы пила пиво по вечерам, сидя на лавочке, и думая о том, как вырастет, поумнеет и будет счастлива. Удалость только вырасти.
- Постой со мной, - он вылез из машины и хлопнул дверцей.
Она последовала за ним. Было прохладно, и тихо. В окнах горел свет, и редкие жители выходили на улицу, выгулять своих питомцев. Мимо них прошла девушка с двумя таксами. Они разбегались в разные стороны, натягивая поводки.
И как обычно просто обычный разговор перешел в злой спор.
- Ты дура! – почти орал он.
Она развернулась и быстро направилась к машине. И только забравшись внутрь, она разрыдалась, потому что он ее даже не попытался остановить. Он просто позволил ей уйти. В зеркало заднего вида, она видела, его шатающуюся фигуру, идущую к высотному дому.

Она поймала его фигуру в фарах своей машины и, надавив на педаль газа, проехала мимо. Он был просто еще одним уменьшающимся образом, придорожным рекламным щитом, быстро исчезающим в зеркале заднего вида машины, тронувшейся на зеленый свет светофора.
mawerick: (Default)

Официантка унесла пустой бокал и принесла новый.
- Интересно, какой по счету, - подумала она, разглядывая его.
- Пятый, - как будто угадав ее мысль, произнес он. Глаза пьяно блестели. Появилась пачка сигарет, и решение бросить курить, тут же было забыто.
Она пожала плечами, показывая, что ей все равно.
- Ты понимаешь, она, - он взял в стакан и подсел к ее столику.
- Давай не будем, - прерывает его девушка, - Мне хватает своих проблем.
- Нет, ты послушай, - он ставит стакан, так что несколько капель падают на стол, - Пролил, - с грустью добавляет он.
- Я не хочу слушать, - она чуть отодвигается, чтобы он не пролил еще и на нее.
- Вот и она не хочет, - его голос был такой грустный, печальный, что хотелось тут же обнять его, жалеть и все прощать.
- Это не мой мужчина, - остановила мысленно она себя, - А я не его женщина, - она посмотрела на него чуть внимательнее, - Женатик.
- Нет, ты послушай, - снова начинает он свой монолог, - Как она могла?
- Любит? – с легкой иронией спросила девушка, смотря куда-то в сторону, но только не в его глаза.
- Любит? – в его голосе послышался ужас.
- А что страшно? – она не жалела ни его, ни ее, ей было все равно.
- Страшно, - монотонно повторил он, как будто пробуя слова, - Страшно? Да не, что ты, - хорохорился он, - Я ничего не боюсь. Нет, ты послушай, - начал он снова.
- Давай не будем, - она встала, и быстро вышла, оставив и его, и ее.
mawerick: (Default)

Она сидела в стороне, у окна, и читала. Он все время видел ее читающей, уже начал волноваться, бывает ли она в реальном мире.
- Можно? – он присел за ее столик.
Она оторвалась от книги, и все еще непонимающими глазами посмотрела на него, а потом оглядела зал. Кафе было пустым.
- Видимо вы видите всех этих людей, и вам некуда сесть? – усмехнулась дружелюбно девушка.
- Мне показалось, вы хотите поговорить, - он осторожно разглядывал обложку книги.
Увидев его взгляд, она развернула книгу, чтобы он мог прочитать название.
Мужчина улыбнулся.
- Так о чем я хочу поговорить? – напомнила она ему.
- Может о весне, - после недолго молчания, произнес он, и снова улыбнулся.
- О лужах, грязи, орущих котах? – он слушал ее и его глаза не произвольно прищуривались, как от лучей солнца.
- О яркой одежде, резиновых сапогах, корабликах и долгих прогулках, - его голос был чуть низкий, бархатный. Такой голос должен читать сказки на ночь.
Она кивнула ему на окно, предлагая посмотреть на реальность. Мимо прошла женщина, которая тащила ребенка и за что-то его отчитывала, а он рыдал, от обиды и не справедливости. На газонах кое-где таял снег, и проглядывала коричневая земля. Хотелось подойти и снова укрыть ее в белое. И тут же сидел кот, с рваным ухом и тощим хвостом и смотрел куда-то вверх, да кому он такой нужен.
- И все равно, - не унимался мужчина, и тут же показал ей в другую сторону, где девушка шла за руку с парнем и держала воздушный шарик.
- Исключение из правил, - упрямо произнесла она.
Он поднялся, в нем было еще столько слов, примеров, но он решил не спорить. Ушел.
Она снова погрузилась в книгу.
- Правил нет, - радостно произнес он и положил перед ней букетик ромашек, купленных у старухи.
- Давай поговорим о.., - вырвалось у них одновременно. Они улыбнулись друг другу и замолчали. Он сел рядом, а она так по-детски, с улыбкой, стала гадать: «Любит, не любит», отрывая лепестки ромашки.
mawerick: (Default)

Она напивалась тут из-за него, а он напивался в другом месте из-за нее.
-Вы знаете, - она была настолько пьяна, что могла говорить все, не боясь, что вспомнит на завтра этот разговор. Да и вообще вспомнит хоть что-нибудь, - Вы знаете, у каждой пары со временем появляется, что-то только их. Ну, - она крутила бокал в руках, - Короткое выражение, слово, день недели, вещь, предложение, которое можно начать, но не продолжать, что-то появляется всегда, - она замолчала, как будто вспоминая.
Он смотрел на эту девушку, которая подсела к нему за столик. Что она хотела? Поговорить? Разве он похож на психолога? Слишком презентабельный вид, вот все и лезут. Разве паб это купе, в котором все изливают друг другу душу.
- А у вас? – решился он продолжить разговор.
- У любовников такого не бывает, - она махнула рукой. Он испугался, что бокал выпадет из ее рук, а она поставила его на стол, - Они всегда прячутся, даже от себя.
- Вы любовница? – не удержался и спросил он.
- А вы любовник? – ехидно спросила она. И он снова пожалел, что начал разговор.
- Все кого-то любят, - попытался оправдаться он.
- Вы думаете, они любят? – она смотрела на него грустными глазами, как корова на пастбище, - А мне кажется, они прячутся от любви друг в друге. И мучают, мучают. Любят, - быстро добавила она, как выстрелила из пистолета, - Любят.
- Даже у таких, - он не хотел говорить любовников, - Появляется что-то их, - он все еще пытался их защитить.
- Да они не успевают насладиться друг другом, не то чтобы приобрести что-то только для себя двоих на стороне.
- Зато они ценят время, - попытался пошутить он, - Не тратят на пустяки.
- Если бы они ценили время, разве бы они были так далеко друг от друга, - ее глаза снова были такими большими, как у коровы.
Он встал, кинул две бумажки в счет. Она уже позвонила и ждала его, сбежав на пару часов от мужа.
- Вы знаете, - окликнула его девушка, - А у нас все равно есть, что только наше. Есть!
- И у нас, - быстро выпалил он, скорее для себя, чем для нее.
mawerick: (Default)

Ложка тихонько постукивала о стенки чашки. Сахар растворялся, как первые эмоции, впечатления растворяются в нас, оставляя только привкус. И со временем с трудом можно припомнить, что именно так нас впечатлило.
- Что же вы молчите?
- Я же столько уже рассказала, - пронеслось в ее голове, – Говорят, что молчание сила, а если ее могут применить те, кого мы любим, то это страшная сила, - произнесла она вслух.
- Вы молчите для меня или для кого-то? – не унимался он.
- Я просто молчу, - с легкой грустью произнесла она, продолжая смотреть, как ложка кружиться на одном месте, как одинокая балерина на сцене.
- Вот скажите, - прервала она свое молчание, вспомнив мысль, которая долго мучила ее, - Почему, чем больше вы смотрите на картину, тем она становится лучше, с людьми не так. Чем больше мы с ними, тем хуже они становятся. Разве люди это не произведение искусства?
- А разве это всегда так? – ответил он вопросом на вопрос.
Она просто пожала плечами, прекращая диалог, и снова погрузилась в свое молчание, как тело погружается в горячую ванную. Тепло и расслабляюще.
- Мы начинаем понимать человека, только когда он уходит, - он все еще надеялся вытянуть ее на разговор.
- Ну, тогда я пойду, - она встала, отодвинув чашку на середину стола. Скрипнули ножки, отодвигаемого стула. Она быстро намотала шарф и направилась к двери.
Он сидел ошарашенный, даже не успев остановить ее.

Мост

Mar. 11th, 2010 11:17 am
mawerick: (Default)

Мосты всегда для нее много значили.
- Это дорога в рай, - говорила, улыбаясь, она, - И место для свидания, - добавляла она, наматывая шарф и выбегая на улицу.
Она вырывалась из тесных домишек с низкими потолками, чтобы взглянуть на небо. Высотки, яркий свет, неба почти не видно.
А под мостом – река. И только тут, между небом и водой просветляется воздух, и в отражении мутной воды видны звезды.
Вечерний ветерок доносит аромат цветов. На том берегу, напротив, большой городской сад. Днем на мосту толпа народу, идут из одной части города в другую. По улицам медленно шагаешь, заглядывая в витрины, а по мосту пробегаешь. Только вечером или даже ночью, хочется стоять на мосту, чувствовать прохладу воды, и совсем не хочется спускаться на землю, на асфальтовые улицы.
Опоры тонут в воде, зато сам мост как будто светится. Меркнет, превращаясь из коричневой в черно-стальную река. По ней прокатываются глубокие, как бороды на пашне складки. Иногда вдруг всплеск – сердитый выкрик реки.
Она стоит и разглядывает свое отражение воде.
- Добрый вечер! Это я! Не пугайтесь.
- Опять он, незнакомец. Он что следит за мной? – проносится в ее голове, - Я совсем одна. Может закричать. Что это? Качается мост? Нет, просто ноги дрожат.
Она молчит, как будто в чем виновато, и смотрит на кончики его ботинков
- Чистые, - снова пробегает мысль, как будто это так важно, - Ну почему я не могу постоять одна на мосту?
- Не бойтесь. Вы гуляете? Пойдемте вместе? – он произносит это так, как будто они давно, давно знакомы. Она поднимает на него глаза. И, правда, ее незнакомец.
- Пойдем, прогуляемся по берегу, - он осторожно берет ее за руку. Теплая, - Я там живу, - он указывает куда-то за дома, - Места мне знакомы.
Она продолжает, стоят на мосту, за нее говорит река. Шепчет ласковые слова.
- Вы хотите еще побыть тут? – спрашивает незнакомец, продолжая держать ее руку.
- Да. Тут дорога в рай.
К ее отражению в воде прибавилось его, как в фотографиях после свадьбы всегда появляется еще одно лицо. Река медленно движется под мостом и ними, и вот она уже другая, а отражение все тоже.
mawerick: (Default)

- Ночь, фонарь, аптека, - и можно дальше даже ничего не говорить, и так все понятно. А главное сразу создается настроение. Три слова и кто-то улыбается, кто-то чуть грустит, и почти никто не проходит мимо.
Тощий фонарь. И как жаль, что не под каждым фонарем стоит скамейка, где можно было бы сесть прижаться к человеку и читать. Ты сидишь, забравшись с ногами, а он читает. Напротив табло с огромными часами. И с какой же радостью ты замечаешь, что часы встали. Мимо пробегает собака по своим делам. Но она обязательно подбежит к вашей скамейке, обнюхать. Тут пахнет счастьем, и побежит дальше.
- Конец, - он закрыл книгу.
- Ты еще не прочитал содержание, - ей хочется еще слушать его голос.
- Содержание было в начале, - улыбнулся он, - И зачем тебе содержание, если ты уже знаешь, о чем книга.
- А о чем? – усмехнулась она.
- Так ты меня не слушала, - он наиграно рассердился, - Больше никогда не буду тебе читать.
- Ты так любишь это слово.
- Какое?
- Никогда.
Они встали и пошли куда-то. Так приятно бродить без цели. Их фигуры отражались в окнах кафе, и казалось, что это они там бродят среди столиков.
- А тебе не кажется, что мы отражение, какого-то мира? – она остановилась у окна, - И не совсем правильное.
- Хочешь, зайдем, выпьем кофе?
- Ты хочешь променять меня, тени, город, на чашку кофе? Я хочу быть с тобой.
- Ты и так со мной, - он взял ее маленькую ручку. Когда он видел ее после долгой разлуки, ему казалось, что она стала еще меньше.
- Иногда нужно, отчего-то отказываться, - продолжил он не начатый разговор.
- Я буду отказываться, когда ты умрешь, - она чуть обогнала его и встала перед ним.
- Ах ты! Ты хочешь моей смерти, - он прижал ее к себе.
- Я не хочу отказываться от тебя, - она смотрела на него снизу вверх. Наверное, когда ты всю жизнь смотришь снизу вверх, мир кажется таким не объятым.
- Ты от меня и не отказываешь, - он прижал ее к себе еще сильнее, - Я тебе это просто не дам сделать.
- Обещаешь? – ее слова ударились об его грудь.
- Обещаю.
Чем дальше они шли, тем длиннее становились их тени, превращаясь в узкие полоски.
mawerick: (Default)

Сколько раз она была в этом номере? Три, а может уже и больше?
- Сколько? – этот вопрос мучил ее почему-то очень сильно. Она ходила, прислушивалась к шуму воды в душе и, разглядывая номер, как будто была тут впервые.
Красные обои, большая кровать со слишком белыми и накрахмаленными простынями. Небольшой столик, толи письменный, толи столик для косметики, над которым висело большое зеркало. Она посмотрела на свое отражение.
- Кто ты? – тихо спросила она, и тут же отвернулась, представляя, что он там делает, -
- Сейчас он намыливается, а сейчас закрыв глаза, наслаждается струйками горячей воды, которые ласкали его тело, - представляла она, - А сейчас он позовет меня.
- Иди ко мне, - услышала она его голос.
Она быстро разделась и аккуратно сложила одежду на стул. Его рубашка и брюки валялись посередине комнаты. Она подавила в себе, какой-то внутренний инстинкт повесить его брюки и крикнуть ему, чтобы он не разбрасывал носки. Вместо этого, она надела приготовленный пояс, чулки и накинула его рубашку и направилась к нему. Он не любил долго ждать, и она где-то внутри чувствовала, что он начинает злиться.

Она лежала на столе. Первые моменты спине было холодно, но стол быстро нагрелся от ее разгоряченного тела. Пальцы ее левой руки сжимали край стола, чувствуя не ровность и шероховатость.
Открыв глаза, она увидела зеркало, точнее отражение двух людей. Ее рука сжимающее его, так сильно, что на его руке остались красные следы. Его тело. Она смотрела на него в зеркале, как будто видела впервые. Мышцы были напряжены, и она видела, как пульсирует маленькая венка на его виске. Она любовалась его отражением.
Чуть повернув голову, она увидела отражение ее. Приоткрытый рот, и такая похоть и желание в глазах, которую она не ожидала увидеть. Раскрытое тело, ноги крепко обхватывающие его.
- Кто ты? – хотелось крикнуть ей, но она издала просто крик, который смещался с его стоном.
mawerick: (Default)

Лифт скрипел, но все-таки поднимал их на пятый этаж. Она стояла, прижавшись к железной стенке, и старалась на него не смотреть.
- Может, прокатимся еще? – шутя, спросил он ее, пытаясь ее расшевелить.
- Зачем? – чуть испуганно спросила она.
- Затем, - он притянул ее к себе и поцеловал в губы. Она ответила на поцелуй. Двери лифта открылись, и они вышли в холл.
- Подожди, - он ушел за ключами.
Она ходила по номеру и везде включала свет.
Номер был ни чем не примечательный, такой, как и в любой гостинице.
-Тут даже картины нет, - недовольно пробубнила она.
- Хватит там бродить, иди сюда, - он открывал вино.
Она вернулась к нему и как-то сразу быстро стала раздеваться.
- Что ты делаешь?
Она замерла, так и не сняв платье до конца
- Раздеваюсь, а что не надо?
- Надо, но не так быстро, - усмехнулся он, садясь в кресло с бокалом вина. Он разглядывал ее и молчал.
- Любая женщина может обезумить и сорвать себя платье. А ты попробуй возбудить мужчину, показав ему лодыжку или запястье руки.
Она смотрела на него удивленно, не понимая о чем он говорит.
- Глупая. Учить тебя всему надо. Жрица любви тоже мне, - продолжал он ворчать. Он протянул ей бокал вина.
Она сделал большой глоток, думая, что вино придаст ей смелости или понимания.
- Надень это, - он протянул ей маленький пакет, а сам потянулся за сигаретами, - И побыстрее.
Он курил и слушал, как она раздевается, представляя по звукам, что она снимает. Платье, колготки.
Она взяла один чулок, и, перебирая пальцами, скатала его. Поставив одну ногу на стул, она наклонилась, натянула скатанный ролик на пальцы ноги. Она натягивала чулок на щиколотку, стараясь его не порвать, на колено, на бедро и, опустив ногу, поправила кружево и взяла другой чулок. Заглянув в пакетик, она вытащила маленький кружевной пояс.
- И накинь на себя мою рубашку, - крикнул он ей.
Расстегнутая рубашка скорее открывала ее тело, чем скрывала. Черные чулки, обтягивающие ее ноги, делали их еще стройнее и выше.
- Жаль я не купил тебе туфли, - выпустив дым, произнес он, разглядывая свое творение. Он хотел тут же все снять с нее, но продолжал свою игру, свое удовольствие.
mawerick: (Default)

Кожаные диваны, тусклый свет, большие зеркала. Он ненавидел это место, но каждую пятницу в десять приходил в это заведение.
Когда он заходил, она быстро тушила сигарету. Он не любил, когда она курила.
Его костюм всегда сидел идеально. Из под рукавов пиджака выглядывал манжет рубашки и запонки. Галстуки с зажимами. Они всегда были разные, и она любовалась ими, пока он разглядывал ее.
Когда он приходил, девушки просто сидели, молча, не заговаривали с ним.
Он подходил к ней, просил ее подняться, иногда касался ее груди, иногда просил развернуться и чуть наклонится. Незнакомец разглядывал ее. И от его взгляда, легкий прикосновений, она чувствовала себя совершенно голой, обнаженной.
- Ты пойдешь со мной, - тыкал он в первую попавшую девушку, и отходил от нее, следую за выбранной женщиной.
Как только он с девушкой поднимался на второй этаж, и за ними закрывалась дверь, девушки начинали шушукаться.
- Почему он всегда смотрит тебя, но никогда не выбирает?
- Он вообще какой-то странный.
- Ага, чокнутый, - пыталась она всегда говорить бодро. Ее пугал и притягивал это мужчина, - Он никогда не смотрит мне в глаза, - тихо произнесла она.
- Так, девушки прекратили обсуждать клиента, - осадила их хозяйка.

Завернув за угол, она почувствовала запах дорогих и таких знакомых духов.
Его длинная тень, сливалась с тенью фонаря, рядом с которым он стоял.
- Что ты, - она осеклась, - Вы тут делаете?
- Жду тебя.
- Я устала и больше не работаю.
- Я не буду платить.


Она проводила пальцами по его телу. На внутренней стороне бедра был маленький шрамик, про который рассказывали ее подруги. Она поцеловала его, чувствуя губами бугорок. Родинки на плече были в виде какого-то знака. Ей хотелось изучить все его тело, как он изучал ее на бульваре.
- Почему ты никогда не смотрел мне в глаза? – спросила она, приподнимаясь на локте, гадая, о чем же он думает. Его глаза были закрыты.
- Я боялся утонуть, - улыбнулся он, - А еще больше боялся влюбиться.
- А теперь? - тихо произнесла она.
- Теперь тебе надо уходить.
- Я не возьму у тебя деньги, - ей хотелось хоть пару минут побыть гордой и свободной.
- А я и не собирался тебе платить. Это не работа.
- А что это? – воскликнула она, почувствовав обиду.
- Решай сама.
- Мужчины! – воскликнула она, - Вы соблюдаете верность женам не из соображения нравственности – вы подчиняетесь морали из страха не быть хорошими любовниками. Вы верны женам, потому что боитесь не справиться с тем, что не отвоюете женщину у других мужчин и поэтому вам проще покупать таких как я, без войны. Просто покупать, - она поднялась и быстро начала одеваться.
- Тебя я отвоевал, - усмехнулся он, - И я неверен своей жене.
- Ты женат? – ее почему-то это удивило.
- А почему нет? – он поднялся и ушел в душ, - Захлопни дверь за собой.
Она услышала шум набираемой ванны. Ей хотелось что-то крикнуть ему еще обидное, но еще больше хотелось уйти от него.
Она быстро оделась, и громко хлопнула дверью.
Он погрузился с головой в горячую воду. Вот так же он погружался в ее глаза.
mawerick: (Default)

- Я купил сигареты.
- Ты же бросил курить?
- Я купил для тебя.
- Ты будешь курить для меня?
- Ты же хочешь этого?
- Это почти признание любви, тебе не кажется? - улыбнулась она.

Он лежал с закрытыми глазами. Она сидела рядом с ним на кровати и осторожно касалась его. Пальцы пробегали от шеи вниз, к самым пальцам ног. Ей хотелось запомнить каждый изгиб его тела.
Встав, она накинула на себя его рубашку.
- Она тебе большая, - он поднялся на локте, рассматривая ее, - Тебе лучше без всего, - его рука ласкала ее грудь. Он снял рубашку, - Красный верх, черный низ, - произнес он, пытаясь быть серьезным, - Это не правильно.
- Ты это помнишь! – воскликнула она, обнимая его за шею.
- То утро сложно забыть, - улыбнулся он, - А уж ту пьяную бабу в красном лифчике и подавно.
Они засмеялись.
- Расскажи мне про своих мужчин, - он прижимал ее к себе, проводя рукой по спине. Ее тело иногда напоминало ему фарфоровую статуэтку.
- Ты хочешь послушать про себя? – усмехнулась она, вдыхая его запах.
- Не ври мне. У тебя, что не было мужчин? – усмехнулся он, боясь ей верить.
- Мужчин не было, - твердо произнесла она, - Были мальчики.
- А в чем разница?
- Разница в ощущениях, - она замолчала, - Разница в любви.
- Это все слова.
- Я их не чувствовала, - тихо произнесла она.
- Зачем же ты с ними спала? – усмехнулся он.
- Я же об этом не знала.
- Теперь знаешь? – он засмеялся, прижимаясь к ней сильнее.
- Теперь знаю, - она чувствовала, как с новой силой возбуждается.
- Да, да, я помню, высосать весь мозг, - он засмеялся, - Врушка.

- Я хочу, чтобы время остановилась, - она сидела на полу и смотрела, как он закуривает.
- У тебя и так все часы стоят, - усмехнулся он, стряхивая пепел и затягиваясь.
mawerick: (Default)

Они поднялись на лифте на пятый этаж. Красная дорожка, таблички на дверях.
- Мне кажется, я уже тут была, - она разглядывала холл гостиницы.
- Все гостиницы одинаковые, - усмехнулся он и пошел за ключами.
- Ты часто тут бываешь? – она присела, пока он боролся с замком.
- Не чаще чем ты, - он открыл дверь и пропустил ее вперед.
Пока он принимал душ, она ходила по номеру и медленно раздевалась, разбрасывая одежду. Платье, туфли, чулки.  На  вешалке аккуратно была повешена его одежда. Она потрогала ткань брюк - мягкая. В ванной лилась вода.
Когда он вошел в комнату, она полулежала, полусидела на диване. Нам ней были его брюки, висящие на бедрах, расстегнутая рубашка, не скрывающая ее тело, помочи болтались вдоль ног. Тут же на столе был разлит коньяк, и дымилась сигарета в пепельнице.

- Неплохо выглядишь, - усмехнулся он, - Но на мне это смотрится лучше, - он сел в кресле напротив и взял дымящуюся сигарету. Она смотрела, как он курит. Подносит сигарету ко рту, выпускает дым.
Они, молча, рассматривали друг друга, оценивали. Как люди оценивают товар в магазине, смотрят, соответствует ли цена качеству. Каждый остался доволен выбором.
- У тебя есть мужчина?
- У меня есть кот, - она усмехнулась, - Почтенное плотоядное животное, он меня встречает, провожает, но никогда не спит со мной.
- А как же любовь? – ему хотелось поговорить о банальностях.
- Любовь? Это мое постоянное занятие, но я никогда о ней не говорю, - она взяла бокал и обхватила его руками, согревая коньяк или себя, - Ты хочешь еще поговорить или?- она улыбнулась.
- Или, - соврал он, ему хотелось говорить.  Говорить с ней, потому что как-то только они выдут отсюда она все забудет и его, и его проблемы. А ему так хотелось, чтобы про него забыли.  
Она поднялась, его брюки тут же соскользнули вниз.
- Не твой размер, - усмехнулся он, поднимаясь, - А вот рубашка тебе идет, - она разглядывал ее, - Она тебя не скрывает.
Перешагнув  через бесформенно упавшие брюки, она направилась в комнату, где стояла большая кровать.
- Мне кажется, я уже тут была, - она потянула его за руку.
- Все гостиницы одинаковые, - он лег рядом с ней, - Только мы разные.
- Голые люди все одинаковые, - усмехнулась она, раздвигая ноги.

p.s. Не знаю чья фотография, но она мне нравится.
 

mawerick: (Default)

Есть пары, за которыми просто хочется идти, они как будто создают хвост счастья, как пролетающие кометы, вокруг земли.

Она держала его за руку, ей так хотелось, чтобы он ее не отпускал.  А он просто позволял ей вцепиться в его пальцы.

- Ты замерзла, - он быстро посмотрел на часы.

- Пойдем, попьем кофе? - ей так хотелось уговорить его, чтобы еще хоть немного побыть рядом.

- Тебе поздно возвращаться, - он прижимает ее к себе, - Пойдем.

И тут же хочется крикнуть ему в след – Да и пускай! Разве это так важно, поздно или не поздно, главное, что вы еще будете вместе, - но они идут дальше, а ты остаешься в пустом парке, провожая чужое счастье.

Их тени соединились в одну длинную полосу. Одна тень на двоих. Она продолжала крепко держать его за руку, пока он позволял ей это делать.

 

mawerick: (Default)

Она сидела на скамейке, и откладывала прочитанные листы текста. К ее мыслям, примешивался шум фонтана, рядом с которым она сидела.
В который раз она читала это текст, она и не знала толком, но ей казалось, что она знает наизусть жизнь Петра.
- Что ты читаешь? – услышала она его голос и вздрогнула.
- Ты просто сумасшедшая, - прочитала она кусок его текста, - Я нашла тебе действующий фонтан – улыбнулась она, поворачиваясь к нему. Они смотрели друг на друга, не зная, что еще сказать.
Вдруг она нагнулась и быстро стала развязывать шнурки и скидывать кроссовки.
- Что ты делаешь? - не успел он остановить ее. Она уже бродила по фонтану.
- Вылезай, ты простудишься, - он протянул ей руку.
- Я похожа на твою Карину? – она отстранилась от него и встала в центре фонтана.
- Нет, - он замолчал, разглядывая ее, почувствовав, что все это время скучал по ней, - Вылезай, не дури.
- Она лучше? – чуть обидевшись, спросила она.
- Ее нет,  я ее придумал, - он поймал ее за руку и притянул к себе.
- А я есть?
- Есть, - он прижал ее к себе, и чуть приподняв, вытащил из фонтана.
Усадив на скамейку, он стал растирать ей ноги.
- Как ледышки, - он растирал ее маленькие ступни, согревая их своим дыханием, - Мало ты болеешь, - продолжал ворчать он.
- Я скучаю по тебе, - перебила она его.
- Я знаю, - чуть помолчав, тихо произнес он.
Они сидели под старым деревом, с которого уже опали все листья, и лица их были уже почти рядом, разделенные только узеньким просветом, в котором голубела луна. Он целый вечер клонился к ней, понемногу сокращая этот просвет. И вдруг просвета не стало, его губы прижались к ее щеке.
Чуть отстранившись, она посмотрела на него и прижалась своими губами к его губам.
Лунный свет игрался в брызгах фонтана, рядом с которым они продолжали сидеть до утра, слушая звуки ночного города, что-то вспоминая, что-то рассказывая друг другу.

Profile

mawerick: (Default)
mawerick

November 2011

S M T W T F S
   1 23 45
67 89101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 26th, 2017 10:35 am
Powered by Dreamwidth Studios