mawerick: (Default)

Когда я буду старая, я обязательно буду противной бабкой. Ну, когда то надо начинать быть противной. Мое лицо будет морщинистое, как моченое яблоко, и я буду ворчать и ругаться. Причем постоянно. В моем доме… А да я вам еще не рассказала про дом. Дом будет в горах, маленький уютный домик, рядом с пастбищем. Да, да, у меня будут овцы. Я буду делать сыр, и вязать носки. В моем доме будут стоять корзинки с разноцветными клубками. На столе будет стоять кофейник, еще моей бабушки, с цветочками на боках и две хрупкие чашки. Такие хрупкие, что мне страшно брать их трясущими руками, и кофе я пью из здоровой, с толстыми стенками кружки.

А вечерами, когда над домом буду собираться звезды, я буду вынимать своего Бернарда (ведь эта история собственно про него и для него), выходить на улицу, садиться на скамейку, укутавшись в большой свитер, больше похожий на мужской (холодно же), и играть. Ну, конечно же, не играть, а так выдувать звуки. Такие грустные и протяжные.
Овцам они не нравятся, они всегда начинают блеять. Да, что они понимают в музыке, глупые животные.
А пока я не стала старой, я буду ездить с Бернардом на озеро и играть уткам. Надеюсь, они не все разлетятся сразу.

А что вы будете делать в старости?
mawerick: (Default)
Всегда есть желания, которое хочется больше всего. Но ты его не можешь либо осуществить, либо получить в данный момент.
Я больше всего сейчас хочу пообщаться со своим Бернардом. Прижать его к губам, трогать его клапаны. Что бы он начал говорить. Нам есть что расказать друг другу, нам есть что вспомнить. Но губы не слушаются и это больно. Я дастаю инструмент и вижу, как он скучают, чувствую, как скучаю я. Мой мужчина, которай никогда не предовал, который готов был отдать себя всего, он и сейчас готов. Его голос, такой манящий. Ты помнишь его голос? Просто звук, долгий, нежный и в то же время такой сильный.
mawerick: (Default)
В субботу возвращаюсь к своему любимому мужчине, которого я безобразным образом оставляла в одиночестве все эти дни.
Он мне это не простит.
Два месяца мы не разговаривали с Бернардом.

Захочет ли он?
mawerick: (Default)
Когда я вышла, снег только начинался, большие хлопья падали на землю, поиграв в лучах фонарей.
Я крепко держала футляр за ручку, чувствуя, что мой мужчина не в настроении.
И я оказалась права. Собрав инструмент, я почувствовала, что он уже начал ворчать. Ремешок не привычно давил шею. Прижав к губам инструмент, я сделала первый выдох. Он молчал. Потом он начал хрипеть и свистеть. Сегодня Бернард был не в настроении, он не принимал моих ласк, моих губ, моего дыхания.
Я нежно трогала его пальцами, уговаривая поговорить со мной. В конце занятия, он ворчливо издал пару хороших звуков.
- Сегодня не мой день, - заметила я, складывая саксофон назад, - Ну что, до субботы, - и вышла на улицу. Было темно, я так же крепко держала его за ручку, но немного злилась на него. Бернард чувствовал это.
За время моего урока снег выпал тонкий слоем, закрыв темную землю. Я шла, оставляя первые следы, и это поднимало мне настроение.
«Ничего, мы еще сыграем с тобой на берегу океана», - подумала я, стряхивая снег с футляра.

Звуки

Mar. 9th, 2008 01:14 pm
mawerick: (Default)

Старик сидел и что-то наигрывал на пианино. Ему было тогда пять, и к учителю его привела бабушка. Он стоял в дверях, прижимал скрипку, которая была слишком большая для него, и не решался заговорить.
- Ты похож на ноту Фа, - заговорил вдруг учитель.
- Почему? – произнес мальчик, почти шепотом
- Что ты там шепчешь, иди сюда, - старик прекратил играть, и повернулся к мальчику, - Ну иди же не бойся.
Мальчик нерешительно подошел к нему.
- Можно я посмотрю твой инструмент? – мальчик протянул ему скрипку.
Старик открыл футляр и осторожно достал инструмент. Он провел руками по струнам, скрипка издала яркий звук.
- Да, вы подходите друг другу, - улыбнулся он, отдавая, мальчику инструмент.
Он прибегал к старику, как только у него появлялось время.
- Что бы хорошо играть, ты должен научиться слышать музыку во всем, - учил его старик.
- Как это? – удивился мальчик.
- А ты прислушайся и поймешь, - усмехнулся старик.
Прибежав из школы, он схватил футляр, и только тут увидел, что у бабушки заплаканные глаза.
- Бабушка, что случилось? – он не хотел думать о плохом, но уже знал, что она ему ответит.
Бабушка подошла, прижала его к себе, по ее щекам текли слезы.
Проводить старика пришел весь маленький городок.
- Бабушка, можно я пройдусь, - спросил мальчик, кутаясь в пальтишко.
- Конечно, иди, - они выходили с кладбища.
Он медленно шел, прислушиваясь. Чирикали воробьи – «Ре, ре, ре», по другой стороне дороги шла девушка « Ля,ля,ля,», «Си», -  она оступилась, он улыбнулся, первый раз за эти дни.
Он догнал женщину с ребенком, малыш прыгал вокруг мамы « Ми, До, Ми, До, Фа, Ми, Ре, Соль, Соль, Соль, Ля, Си, До, До, До».
Мальчик шел и слушал, слушал город.
«Си-и-и, До, Си, Фа, Ля, Си, Ре, Фа, Ля-я-я» - мальчик догнал прихрамывающего мужчину.
Он добежал до парка, уселся на скамейку  и слушал. Теперь то он понимал, про что говорил ему учитель.

mawerick: (Default)

   Вначале урока мы всегда просто болтаем, он рассказывает мне разные истории  из шоу бизнеса и классической музыки, а я веселю его рассказами о рекламе.
Он устанавливает  мне мундштук и чуть подпиливает трости, что бы звук был более правильный. И начинаю играть гаммы. Сверху вниз, с первой октавы до второй и обратно.
Он всегда приходит в галстуке, молодой парень лет 25, красный галстук в полоску, белая рубашка в клетку, жилет. Вместо пуговиц на рукавах рубашки, маленькие запонки в виде саксафончиков.
На шее, на серебряной цветочке, висит скрипичный ключ и еще какие-то побрякушки.
Джинсы, большие сапоги. Кожаная куртка с меховым воротником. Он всегда улыбается, и когда я ошибаюсь, просто говорит: «Нет, все было не так», и я начинаю играть заново.
Он приходит иногда с двумя инструментами, как вчера. Один альт, другой тенор, один большой, другой маленький. Он гордится своими инструментами, любовно доставая и играя мне.
Что бы  я лучше слушала ритм, он садится то за ударную установку, то за синтезатор и подыгрывает мне.
В перерывах, что бы дать мне отдохнуть, мы опять болтаем или он просто мне что-то играет.
Время летит не заметно и вот уже пора складывать инструмент.
Как жаль, хочется играть еще и еще.
 

mawerick: (Default)

Маленький домик стоял на берегу океана. Она засыпала под шум волн. По вечерам, когда небо становилось красным, она вытаскивала чемоданчик из-под плетеной кровати, доставала инструмент и аккуратно собирала его.  Она была маленькая и хрупка, инструмент казался огромным в ее руках. Он чуть давил шею. Его объятия были, как объятия мужчины. Она вышла на улицу, ступая босыми ногами по песку. За день песок прогревался, и ее кожа ощущала жар, дневного солнца. Маленькие крупинки щекотали ноги.
Волны облизывали берег, оставляя темный след на песке. Она шла к воде. Глядя на заходящее солнце, она как обычно ощутила страх, что он не заговорит с ней.
Прижав его к губам, она сделала первый выдох. Саксофон заиграл. Протяжный низкий звук, как плачь, плачь мужчины. Она прижимала губы к нему, то сильнее, то слабее, он говорил с ней. Только ей он рассказывал о заходящем солнце, о любви, тоске, о том, что она предает его, оставляя одного. Она играла, начинала кружиться голова, не хватало воздуха.
Ее звуки сливались с шумом океана, в кустах закричала птица и, взмахнув крыльями, полетела вверх. Звуки рядом были как оркестр, который  аккомпанировал ей в разговоре с ним.
Она сделала большой вдох, не хватало воздуха.
Стук был жесткий, по металлу. Она очнулась от ведения, стучали соседи снизу. Музыка им мешала.
Она сняла Бернарда с шеи, с грустью посмотрела на него и, разобрав, убрала в чемодан, мечтая об острове.

mawerick: (Default)
Последние дни это как мания, страсть, я закрываю глаза и вижу, и даже чувствую, как нажимаю его клавиши. Он травит мне душу, он призывает меня.
Сегодня рано оказалась дома, а он как чувствовал, начал звать, так тихонько настойчиво.
Посмотрела на часы, девять, рано вроде как, соседи не спят. Надеюсь.
Включила Земфиру, мне нужен был какой-то скрывающий меня звук. Она мне подходила.
Открыла чемодан, он лежит, такой манящий.
Осторожно собрала, нежно, как только могли позволить мои пальцы.
Прижала к губам. Молчит. Провела языком по пересохшим губам, прижалась. Только протяжный свист. Высокий, противный.
Как пьяные женщины верещат, когда в драку лезут.
Взяла другую ноту, чуть лучше, где-то послышался знакомый звук, но нет, опять замолчал. Опять этот визг.
И так почти пол часа. Визг и молчание.
Теперь я понимаю мужчин, которых возбудили женщины и ушли, закрыв дверь, оставив не удовлетворенными.
Черт. А хочется. Поздно.
Он возбудил, и тут же отказал.
Так же нежно разобрала его и убрала в чемодан. Обиделась, но ведь как только позовет опять прибегу.
Расстались до пятницы или до субботы, не знаю. Уже начинаю скучать.
Капризный Бернард продолжает показывать свой характер. Но кто упрямей? Он или я? Я!
Земфира продолжает петь. Про Москву, про будни, проведенные на работе и в метро, про выходные проведенные на диване.
Про мороженное и воду, она поет про нас.
mawerick: (Default)
Когда мне было семь меня посадила за пианино, когда было восемь купили инструмент домой. Думаю, как и половина всех ЖЖ, когда-то учились в музыкальной школе. Мне так повезло, что моя мамочка не отдала меня в музыкалку, а я просто ходила в студию, но и этого мне хватило.
Как сейчас помню слова учительницы:
- Держи спину, руки мягче, что ты там бормочешь под нос.
А под нос я бормотала ноты.
Все эти мучения, слава богу, не отвернули меня от музыки совсем. И я любила слушать классику, джаз, блюз, любила когда кто-то хорошо, да или плохо, играл в живую.
Нет музыки надо учится в сознательном возрасте, когда ты действительно этого хочешь, а никогда хотят это родители.
Вчера был первый урок, а сегодня я играла дома. Звуки конечно получаются хуже, чем у мартовских котов, но какое я получаю удовольствие.
Включила погромче телевизор, что бы совсем не напугать соседей и глядя в окно, с шестого этажа, пытаюсь извлечь звуки. Руки конечно же пока не слушаются, какая там к черту мягкость, губы тоже уже в трубочку свернулись от усилий, но какой же кайф.
Я даже прикрываю глаза от удовольствия.
Хочу играть, но жаль соседей.
mawerick: (Default)
В субботу идем с Бернардом на свидание. Голос по телефону ответил мне очень приятный. Судя по тембру, молодой человек. Он будет учить меня общаться с Бернардом.
Что радует, что это так рядом от того места, где я бываю на выходных. Мы будем ходить пешком, вместе взявшись за руки. Два часа я буду пытаться разговорить Бернарда, буду ласкать его и уговаривать.
Немного страшно….. Надеюсь, у меня получится.
mawerick: (Default)

Мы шли, было уже почти темно, горели огни. И тут я увидела его. Мужчина моей мечты. Черный с золотом, чуть низкий голос. Альт. Мы оба его увидели, он стоял, одиноко и гордо в самом углу. Он был один, свободен. И сразу же украл мое сердце
Мы ушли не далеко и тут же вернулись. Он звал меня. В магазине нас встретил продавец и с понимаем, заулыбался, когда мы попросили его показать.
Продавец открыл коробку, он был прекрасен. Мне хотелось его взять в руки, проводить по золоту пальцами, коснутся его губами.
Весь вечер я не могла с ним расстаться. Мой Бернард. Он не признает меня, и пока не издал ни звука, но мы найдем с ним общий язык.

Это мечта моей жизни……..

 

Profile

mawerick: (Default)
mawerick

November 2011

S M T W T F S
   1 23 45
67 89101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 26th, 2017 10:29 am
Powered by Dreamwidth Studios